ГЛАВА IX

ЧЕЛОВЕК ГРЕХА – АНТИХРИСТ

Антихрист должен развиться , быть открытым и пораженным до Дня Господнего – Противоположный взгляд на рассматриваемый вопрос – Пророческое описание – Рождение Антихриста – Его быстрое развитие – Исторический портрет и библейское описание согласовываются друг с другом – Его Царство было поддельным – Его примечательные голова и уста – Его высокомерные слова богохульства – Его богохульные учения – Угнетение Им Святых Всевышнего – Его тысячелетнее царствование – Антихрист, пораженный мечом Духа – Его последняя битва и его конец.

“Да не обольстит вас никто никак; ибо день тот не придет, доколе не придет прежде отступление и не откроется человек греха, сын погибели” (2 Фес. 2: 3).

Имея эти слова апостола Павла, свидетельствующие, что личность, названная им как “Человек Греха”, должна предшествовать наступлению Господнего Дня (а этот день, как мы доказали, уже начал рассветать), для нас важно оглянуться вокруг, чтобы посмотреть, не появилась ли эта личность уже. Ведь если она, так детально описанная ап. Павлом и другими апостолами, еще не пришла, тогда вышеупомянутые слова следует понимать как вето апостола Павла, наложенное на все остальные свидетельства, которые касаются Господнего присутствия и установления Его Царства теперь . И это вето должно стоять как неопровержимый аргумент до тех пор, пока этот “Человек Греха” не будет обнаружен, отвечая во всех подробностях пророческому описанию.

Отчетливо говорится не только о том, что этот “Человек Греха” должен сначала появиться, но и что он должен развиться и преуспеть еще до того, как придет Господний День. Перед днем Христа процветание и влияние этой силы достигнет своего кульминационного пункта и начнет падать. И тем, что полностью уничтожит этого “Человека Греха”, будет яркое сияние Господнего присутствия при Его втором пришествии. Мы должны рассмотреть эти предсказанные обстоятельства, чтобы убедиться, применимо ли по-прежнему это предупреждение, обращенное к Церкви Павловых дней, к нашим дням. Сейчас, после восемнадцати столетий, снова утверждается, что пришел день Христа. И возникает важный вопрос: сказал ли ап. Павел, исправляя заблуждения фессалоникийцев, что-то такое, что противоречило бы этому утверждению сейчас?

Из того, как апостол призывал Церковь следить за возвращением Господа и прислушиваться к верному пророческому слову, а также из его заботы обратить внимание на знамения присутствия Христа, на характер Его дела в то время и т.п., полностью очевидно, что, беспокоясь о способности Церкви распознать присутствие Господа, когда Он придет, он не менее беспокоился, чтобы она не оказалась в заблуждении, будто Он уже пришел, прежде времени Его присутствия. Падение в такое заблуждение в начале этой эпохи подвергло тех, кто его принял, хитростям принципа Антихриста, который действовал уже тогда, а неспособность распознать День Господний и Его присутствие тогда, когда на Его присутствие пришла пора, подвергает тех, которые не в состоянии распознать Его, бесконечным обольщениям и ложным доктринам Антихриста, делая их слепыми к великим истинам и особым привилегиям этого дня. Отсюда обеспокоенность апостола о Церкви в начале и в конце этого века, и его предупреждение: “Да не обольстит вас никто никак”. Вот почему он так точно описал “Человека Греха”, чтобы его можно было узнать в свое время.

В то время как христиане конца этого века склонны забывать даже об обетовании возвращения Господа (а если они и вспоминают о нем, то только с предчувствиями ужаса и страха), ранняя Церковь ожидала его с нетерпением и радостным предчувствием как осуществление всех ее надежд, как награду за всю ее верность и как окончание всех ее печалей. Поэтому верующие тех дней были готовы с радостью прислушиваться к любому учению, которое утверждало, что День Господний или очень близок, или уже настал, и находились в опасности быть обманутыми в этом отношении, за исключением, если они были бдительными исследователями учений апостолов на эту тему.

Церковь в Фессалониках, под влиянием ложных утверждений некоторых, что Господь пришел снова, и что они живут в Его дне, очевидно, предполагала, что эта идея полностью согласуется с учением ап. Павла в его первом послании к ним, где он говорил (1 Фес. 5: 1-5), что День Господень подойдет украдкой, тихо и незаметно, как вор ночью, и что хотя другие будут в незнании, святые будут просвещены в этом отношении. Узнав о серьезном заблуждении, в которое они попали, предполагая, что день Господнего присутствия уже настал, ап. Павел написал им второе послание, главной мыслью которого было исправление этой ошибки. Он говорит: “Молим вас, братья, о пришествии Господа нашего Иисуса Христа и нашем собрании к Нему, не спешить колебаться умом и смущаться ни от духа, ни от слова, ни от послания, как бы нами [ посланного ], будто уже наступает [ “enestemi” ] день Христов. Да не обольстит вас никто никак: ибо день тот не придет, доколе не придет прежде отступление [отступничество] и не откроется Человек Греха, сын погибели, противящийся и превозносящийся выше всего, называющийся богом [могущественным правителем] или святынею, так что в храме Божьем сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога. Не помните ли, что я, еще находясь у вас, говорил вам это? И ныне вы знаете, что не допускает открыться Ему [Христу] в свое [надлежащее] время. Ибо тайна беззакония [неподчинение Христу] уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь, – и тогда откроется беззаконник, которого Господь Иисус убьет духом уст Своих и истребит явлением присутствия [ “parousia” ] Своего”. Так уверенно писать о развитии “Человека Греха” перед Днем Господним ап. Павел мог благодаря изучению пророчества Даниила, к которому наш Господь тоже обращался (Мат. 24: 15), и вероятно еще и потому, что и самому ап. Павлу в его “видениях и откровениях” было показано то огромное опустошение, которое эта личность должна произвести в Церкви.

Надо заметить, что ап. Павел не использовал в качестве аргументов то, что сегодня некоторые любят использовать против утверждения о начале Господнего дня. Он не говорил: “О, неразумные фессалоникийцы, не знаете ли вы, что когда придет Христос, то ваши глаза увидят Его, а уши услышат страшный звук Божьей трубы; и у вас будут дальнейшие доказательства этого в виде открывающихся могил и подымающихся святых?” Разве не понятно, что если бы подобная критика была уместной, то ап. Павел поспешил бы воспользоваться таким простым и понятным аргументом? И более того, разве тот факт, что он не воспользовался этим аргументом, не является доказательством, что подобный аргумент не основан или не может быть основан на истине?

Судя из того, что ап. Павел в своем энергичном усилии исправить их ошибку предоставил только одно это возражение, он, очевидно, считал правильным их общее понятие о Господнем Дне – что он может начаться тогда, когда многие будут в неведении о нем, и что он может прийти без внешнего проявления для его обнаружения. Но свое несогласие он основывал на одном: сперва должно прийти отступничество, затем в результате такого отступничества – развитие “Человека Греха”, который, кем бы он ни был (то ли отдельной личностью, то ли огромной системой Антихриста, олицетворенной в нем), должен расти, процветать и начать приходить в упадок – перед днем Господнего присутствия. Таким образом, если это единственное возражение, данное ап. Павлом, уже нашло свое осуществление (если мы можем четко видеть действительное существование такого рода личности, чья история соответствует во всех подробностях пророческому описанию “Человека Греха” – от начала его существования до настоящего времени), тогда возражение, при том единственное, ап. Павла, которое было хорошо принято в его дни, уже не является действительным возражением против нынешнего утверждения, что мы живем в Господнем Дне, дне Господнего присутствия. И, кроме того, если “Человека Греха” легко узнать, если его возвышение, развитие и падение ясно видны, тогда этот факт становится еще одним подтверждающим доказательством учения предыдущих глав, показывающего, что мы сейчас находимся в Господнем Дне.

Его пророческое описание

Исследователь пророчества обнаружит, что “Человек Греха” отчетливо показан везде в священном Писании не только благодаря четкому описанию его характера, но и с помощью указанного времени и места его появления, процветания и заката.

Об этой личности очень убедительно свидетельствуют даже сами имена, применяемые вдохновленными писателями. Ап. Павел называет его “Беззаконником”, “Человеком греха”, “Тайной Беззакония”, “Антихристом” и “Сыном Погибели”. Пророк Даниил называет его “Мерзостью запустения” (Дан. 11: 31; 12: 11), и Господь характеризует ту же фигуру как “Мерзость запустения, реченную чрез пророка Даниила” (Мат. 24: 15), и еще как “Зверя” (Отк. 13: 1-8). Та же личность была представлена в небольшом роге (власти), который вышел из ужасного зверя, увиденного Даниилом в его пророческом видении. Он имел глаза и уста, говорящие высокомерно, и имел успех, воюя со святыми и побеждая их (Дан. 7: 8, 21). Ап. Иоанн также видел и предупреждал Церковь о нем, говоря: “Вы слышали, что придет Антихрист”. Дальше он советует, как избежать его влияния (1 Иоан. 2: 18-27). К тому же книга Откровения преимущественно являет собой подробное символическое пророчество, касающееся того же Антихриста. Но здесь мы лишь коснемся этой темы, оставляя более детальное ее исследование для следующего тома.

Эти разные названия и краткие описания свидетельствуют о подлой, хитрой, лицемерной, обманчивой, тиранической и жестокой личности, развившейся в среде христианской Церкви. Сначала она очень медленно вкрадывалась внутрь и вздымалась все выше, затем стремительно выросла силой и влиянием, пока не достигла самой вершины земной власти, богатства и славы, при этом направляя свое влияние против истины и против святых, а также для увеличения собственного благосостояния, до последнего заявляя о своей особой святости, власти и силе от Бога.

В этой главе мы собираемся показать, что этим “Человеком Греха” является система, а не одно лицо, как, видимо, многие считают. Ведь как Христос состоит из настоящего Господа и настоящей Церкви, так и Антихрист является подложной системой, состоящей из фальшивого владыки и отступнической церкви, которой на некоторое время позволено извращать истину, совершать обман, подделывать власть и будущее царствование истинного Господа и Его Церкви, и напаивать народы ложными притязаниями и притворствами.

Надеемся доказать, удовлетворив каждого сознательного читателя, что это большое отступничество, упомянутое ап. Павлом, пришло, и что этот “Человек Греха” развился, сел “в храме Божьем” (в буквальном, а не образном), соответствует всем предсказаниям апостолов и пророков относительно его характера, дела и т.п., что он был открыт, а ныне (с 1799 года н.э.) истребляется духом уст Господа (истиной) и будет полностью уничтожен на протяжении этого дня Господнего откровения и гнева поглощающим огнем возмездия, который уже воспламеняется.

Без всякого желания отнестись пренебрежительно к мнению других, мы все-таки считаем необходимым указать читателю на несколько нелепых утверждений, связанных с распространенным взглядом на Антихриста, чтобы таким образом можно было в должной степени оценить достоинство и состоятельность истины в этом вопросе по сравнению с ограниченным утверждением, что все предсказанное Писанием об этой личности осуществится в каком-то одном буквальном человеке . Считается, что этот человек так пленит весь мир, что за несколько коротких лет он обеспечит себе уважение и поклонение всех людей, которые так легко обманутся, что посчитают его Богом и (в восстановленном иудейском храме) будут поклоняться ему как Всевышнему Иегове. Все это должно произойти молниеносно – за три с половиной года, как они говорят, тем самым заблуждаясь насчет толкования символического времени – как заблуждаются насчет толкования символического “человека”.

Даже фантастические рассказы и самые абсурдные детские фантазии нельзя сравнить с крайними взглядами некоторых дорогих Божьих детей, которые спотыкаются о буквальное толкование речи ап. Павла и таким образом закрывают себе и другим глаза на многие драгоценные истины, которые они не готовы видеть в непредубежденном свете из-за заблуждений в этом вопросе. Как бы мы им не симпатизировали, их “слепая вера” вызывает улыбку, когда они с серьезным видом рассказывают о различных, непонятных им символах Откровения, неверно применяя их буквально к своему фантастическому человеку . Они утверждают, что в этом, самом скептическом из всех известных миру веке, за каких-то три с половиной года весь мир будет у его ног, преклоняясь пред ним как пред Богом. И хотя кесари, Александр Македонский, Наполеон, Магомет и другие купались в морях крови и не раз провели три с половиной года, им не удалось осуществить и тысячной доли того, что вменяется этому человеку .

И все-таки на стороне этих завоевателей были все преимущества глубокого невежества и предрассудков, а мы сегодня живем в условиях, наиболее неблагоприятных для подобного развития обмана и мошенничества. Мы живем в дне, когда каждая тайная вещь становится очевидной как никогда раньше; когда мошенничество такого рода было бы слишком абсурдным и смешным, чтобы принимать его во внимание. На самом деле нынешняя тенденция направлена как раз к тому, чтобы не доверять людям, какими бы добрыми, талантливыми и способными они не были, и какие бы ответственные и авторитетные должности они не занимали. И это (как никогда раньше) до такой степени отвечает действительности, что в тысячу раз вероятнее, что весь мир вообще отречется от любого Бога , чем то, что он будет когда-нибудь поклоняться какому-то человеческому существу как Всесильному Богу.

При рассмотрении этого вопроса для многих большая проблема заключается в общепринятом неправильном понимании значения слова “ бог . Они не в состоянии заметить, что греческое “theos” ( бог ) не относится только к Иегове. Оно означает “кто-то сильный , правитель”, и особенно религиозный или духовный правитель. В Новом Завете слово “theos” встречается редко, разве что относится к Иегове, потому что в своих проповедях апостолы редко и мало говорили о ложных системах религии, а, следовательно, редко упоминали их священных правителей, или богов. Однако в следующих стихах слово “бог” ( “theos” ) относится как раз не к высочайшему существу – Иегове, а к другим: Иоан. 10: 34, 35; Деян. 7: 40, 43; 17: 23; 1 Кор. 8: 5.

Видя широкое значение греческого слова “theos” , сразу становится понятным, что утверждение апостола по поводу Антихриста (что он сядет в храме Бога, выдавая себя за бога) не обязательно означает, что Антихрист попытается возвысить себя над Иеговой, или даже занять место Иеговы. Это просто означает, что он представит себя в качестве религиозного правителя, требуя власти и обладая ею над всеми другими религиозными правителями – вплоть до возвышения себя в Церкви, которая является истинным Храмом Бога, требуя там господской власти и обладая ею как ее главный, т.е. наделенный полномочиями правитель. Когда греческое слово “theos” относится к Иегове и употребляется в предложении, где его значение было бы двусмысленным, перед ним стоит определенный артикль (что-то вроде английского the : the God). В вышеупомянутых текстах, которые относятся к другим богам, и в этом тексте (2 Фес. 2: 4), где говорится об Антихристе, подобного артикля нет.

Если это полностью понятно, то устраняется большой камень преткновения, и ум готов искать в правильном направлении то, в чем осуществляется это предсказание: не того Антихриста, который стремится стать Иеговой и требует соответственного поклонения, а того, кто заявляет о себе как о главном, верховном религиозном учителе в Церкви; который таким образом пытается завладеть властью Христа – божественно назначенного Главы, Господа и Учителя.

И достаточно странно, что воспринимающими “Человека Греха” буквально в основном оказываются те, которые верят в Господнее пришествие перед Тысячелетием, которые надеются и ждут, что Господь придет “в любой момент сегодня” . Почему же некоторым так трудно понять, что имеет в виду апостол, когда он решительно заявляет, что День Господний (день Его присутствия) не может прийти, и его не следует ждать, пока не будет открыт “Человек Греха”? Для того чтобы построить прежний иудейских храм, потребовалось более сорока лет, и, несомненно, потребуется хотя бы от десяти до двадцати лет, чтобы построить (с куда большим великолепием, чем прежний) новый храм в Иерусалиме, где, как они ожидают, буквальный “Человек Греха” устроится, как Бог, и где Ему будут соответственно поклоняться. Как же те, которые так верят, могут ожидать, что Господь придет “в любой момент сегодня” ? Такой взгляд противоречит и логике и пророчеству апостола. Чтобы быть последовательными, они должны или перестать ждать Господа в любой момент, или перестать считать, что “Человек Греха” принадлежит к будущему, потому что День Господнего присутствия не может прийти, пока не произойдет отступничество и пока из этого отступничества не будет развит и не откроется “Человек Греха”.

Но когда мы правильно поняли слова апостола, при этом правильно понимая способ Господнего пришествия, мы не находим никаких таких противоречий и расхождений, а лишь гармонию и соответствие. Такой взгляд мы сейчас вам и представляем. В его соответствии Писаниям читатель должен убедиться сам.

Различные титулы, применяемые к этой системе, несомненно, символичны. Но они не применяются к отдельному лицу в виде имен, а являются начертанием характера порочного религиозного и гражданского союза, развитого в пределах номинальной христианской церкви, который из-за своей коварной оппозиции к Христу, Главе, и Его истинной Церкви, Его телу, вполне заслуживает имя Антихрист . В подобной системе , но не в одном лице, могли осуществиться все предсказания относительно Антихриста, или “Человека Греха”. К тому же очевидно, что эта система Антихриста не является одной из языческих религиозных систем, таких как Мусульманство или Брахманизм, потому что христианская церковь никогда не была под контролем ни одной из этих систем, и ни одна из этих систем не происходит от христианской Церкви. Они всегда были и остаются независимыми от христианской Церкви.

Система, полностью отвечающая предоставленному под влиянием духа описанию, должна исповедовать христианство и должна содержать огромное большинство тех, которые считают себя христианами. И такая система должна брать свое начало в виде отступничества, т.е. отхода от истинной христианской веры – отступничества, которое было тайным и скрытым до тех пор, пока ей не представились благоприятные возможности для присвоения власти. Ее скрытое начало имело место еще в дни апостолов – в стремлении некоторых учителей иметь полное превосходство.

Нам не надо долго искать, чтобы найти такой характер, целиком отвечающий всем требованиям, чья история, записанная светскими историками и ее собственными обманутыми слугами, точно сходится, как увидим в дальнейшем, с пророческим описанием Антихриста. Но когда мы утверждаем, что той одной-единственной системой, чья история соответствует этим пророчествам, является папство, пусть никто случайно не подумает, что мы считаем, будто каждый римский католик является человеком греха, или что священники, или даже сам папа римской церкви, являются или были Антихристом. Ни один человек не является этим “Антихристом”, “Человеком Греха”, описанным в пророчестве. Папы, епископы и другие являются при всем лишь частью, членами системы Антихриста, так же, как все из Царственного Священства являются лишь членами истинного Христа под Иисусом, их Главой, и как они в своем нынешнем состоянии составляют вместе прообразного Илию, хотя никто из них сам не является предсказанным Илией, или Христом. Дальше обратите внимание, что церковь Рима, как церковная система, не является “ Человеком Греха ” и никогда не представляется в образе мужчины . Наоборот, символом, который всегда употребляется для церкви, отдельной от ее господина и главы, является женщина . Истинная Церковь представлена в “чистой деве”, тогда как отступническая церковь, которая отошла от первоначальной чистоты и верности Господу, символически названа “блудницей”. Как истинная “дева”, Церковь остается такой до конца века, когда она должна соединиться с Господом и принять Его имя – Христос, так и отступническая церковь не была Антихристом, или “Человеком Греха”, пока она не соединилась со своим господином и главой – папой, мнимым наместником Христа, и пока не стала религиозной империей, ложно именуемой Христианством (что означает Царство Христа).

Это ложное царство зовут папством, и оно было построено на ложно истолкованной истине – на истине, что Церковь призвана стать царями и священниками Бога и царствовать на земле. Но время для царствования еще не пришло: Евангельский век не предназначался для этой цели, а для избрания, развития, обучения, унижения и жертвования Церкви, которая пошла следами своего Господа, терпеливо ожидая и перенося все до времени, предназначенного для обещанного возвышения и славного царствования, – до Тысячелетнего века.

Господь предвидел, что номинальное христианство распространится по миру, станет популярным, и его примут многие, оценивающие внешность и не вникающие в дух его институции. Он предвидел, что, поскольку члены такого рода будут отождествлять себя с Церковью, то мирской дух, противоположный духу самоотречения и самопожертвования, проникнет вместе с ними. Он предвидел, что проникающий таким образом эгоизм, а также стремление быть великим и властвовать, не потребует долго ждать, чтобы воспользоваться возможностью, и что таким образом Церковь попытается преобладать над миром прежде времени (или, скорее, мирской элемент, который войдет в Церковь, заставит почувствовать ее влияние) и под именем истинной Церкви возьмет в свои руки гражданскую власть земли, которую Бог передал язычникам и которая не может полностью перейти в руки истинной Церкви прежде завершения Времен Язычников (в 1914 году н.э.).

Так оно на деле и случилось: номинальная церковь начала отступать по мере того, как ее численность росла под влиянием учения и примера честолюбивых людей, идеи которых все больше склонялись к власти и мирскому влиянию, которое росло вместе с численностью и богатством. Постепенно дух церкви стал мирским, а все мирское стало предметом жажды. Честолюбие шептало: “Если бы только великая Римская империя, со всей ее властью и влиянием, армией и богатством, поддержала церковь, каким почетным и благородным означало бы тогда быть христианином! Как быстро прекратились бы тогда языческие преследования! Тогда в нашей власти было бы не только внушать им благоговейный страх, но и принудить их к верности церкви, кресту и имени Христа. Очевидно Богу не хотелось, чтобы Церковь все время подчинялась миру и преследовалась им. Слова апостола: “Разве не знаете, что святые будут судить мир?” – а также обетования нашего Господа, что мы будем царствовать с Ним, и многие пророчества, которые относятся к царствованию Церкви, ясно показывают, что таков Божий план. Да, апостол писал, что наш Господь сначала должен вернуться и возвысить Церковь, и убеждал нас “ ждать ” Господа, но прошло несколько столетий, а мы не видим ни одного признака Господнего прихода. Надо понимать, что апостолы до некоторой степени заблуждались. Для нас вполне очевидно, что мы можем и должны использовать каждое средство, чтобы обрести власть над гражданским правительством и завоевать мир для Господа. Также церковь должна иметь главу – того, кто бы представлял отсутствующего Господа и представлял Церковь перед миром, того, кому бы мир засвидетельствовал свое почтение, кто бы пользовался полномочиями Христа и управлял миром железным жезлом, как это предсказал пророк Давид”. Вот так постепенно, в медленном, занимающем столетия процессе аргументирования, истинная надежда Церкви на возвышение к правлению и благословению мира (что касается второго пришествия Господа) потерялась из виду, и новая надежда заняла ее место: надежда на успех без Господа, под главою и руководством ряда пап. Таким образом, с помощью сговора, интриг и обмена любезностями с миром надежда Церкви стала ложной надеждой, хитрой ловушкой, с помощью которой сатана вел от одного зла и заблуждения к другому – как в учении, так и на практике.

Момент, в котором отступничество переросло в “Человека Греха”, наступил тогда, когда папская иерархия возвеличила себя под главенством последовательного ряда пап и когда она требовала и добивалась правления над землей в имени Тысячелетнего Царства Христа, которым она претендовала быть. Это было ложным, обманчивым утверждением, несмотря на то, как глубоко некоторые его сторонники верили ему. Это было ложным, поддельным царством, какими бы искренними не были некоторые из его организаторов и сторонников. И сколько бы они не утверждали и не верили, что оно является истинной славой, царством и властью Христа на земле, оно имело характер Антихриста. Если кто-то считает, что быть добросовестным всегда означает быть правым, то ошибается. Каждая система заблуждения, бесспорно, имеет столько же искренних, но обманутых сторонников, сколько лицемеров, или даже больше. Искренность – это моральная честность, и она не зависит от знания. Находящиеся в заблуждении язычники искренне поклоняются идолам и приносят им жертвы. Заблуждавшийся Савл с чистой совестью преследовал святых. И так же многие заблуждавшиеся паписты с чистой совестью искажали пророчества, преследовали истинных святых и организовывали великую систему Антихриста. Сотни лет папство не только обманывало царей земли в отношении своей власти, так называемого божественного авторитета, и властвовало над ними, но еще и уселось в Церкви, в Божьем Храме (где только Христос должен быть признан Главой и Учителем), заявляя о себе как о единственном учителе и законодателе. И здесь оно обмануло всех, кроме некоторых, своим феноменальным успехом и хвастливыми утверждениями. “И дивилась вся земля” (изумленная, обманутая, пребывающая в недоумении), – те, “которых имена не написаны в книге жизни у Агнца”, а многие, чьи имена написаны как святых Божьих, были в серьезной растерянности. Этот обман сильнее еще потому, что подобные честолюбивые планы образовывались очень постепенно, а реализовались еще медленнее. Это продолжалось столетиями и, как желание, уже тайно действовало в дни ап. Павла. Это был процесс постепенного добавления одного заблуждения к другому – дополнение честолюбивых заявлений одного человека заявлениями другого, и так в течение всего времени. Таким образом, украдкой, сатана сеял и поливал семена заблуждения и развил огромнейшую и влиятельнейшую систему, которую когда-либо знал мир, – Антихриста.

Имя “Антихрист” имеет двойное значение. Первое из них: против Христа (т.е. в оппозиции к Христу). Второе: вместо Христа (т.е. имитация Христа). Общепринятым является первое значение, которое подходило бы к всякому врагу, сопротивляющемуся Христу. В этом смысле и Савл (позже именуемый Павлом), и каждый иудей, и каждый мусульманин, и все языческие императоры, и народ Рима были антихристами – противниками Христа (Деян. 9: 4). Но Св. Писание употребляет имя Антихрист не в этом смысле. Оно минует всех этих врагов и применяет термин Антихрист во втором из вышеуказанных значений – как “против” , в смысле искажения, имитации, заняв место истинного Христа. Так ап. Иоанн замечает: “Вы слышали, что придет [ тот ] Антихрист, и теперь появилось много антихристов” (1 Иоан. 2: 18, 19). [Греческий текст отличает того особого Антихриста от остальных меньших]. А следующие замечания ап. Иоанна свидетельствуют о том, что он не имеет в виду всех противников Христа и Церкви, а определенный класс, который (все еще называя себя телом Христа, Церковью) оставил основополагающие принципы истины. Поэтому он стал не только искажать истину, но и в глазах мира занимал место истинной Церкви и носил ее имя, таким образом действительно имитируя истинных святых. Ап. Иоанн говорит о нем: “Они вышли от нас, но не были наши”, – то есть они не представляют нас, даже если могут обманывать и себя и мир в этом. В том же послании ап. Иоанн заявляет, что те, кого он называет многими антихристами, имеют дух [ того ] Антихриста.

Именно это (как нам и следовало ожидать) мы находим в папстве: оно не является сопротивлением Христовому имени , а врагом или противником Христа – в том, что оно ложно носит Его имя, имитирует Его царство и авторитет, и искажает его характер, планы и учения перед миром. Такой враг и противник действительно является самым губительным. Он намного опаснее, чем открытый враг. Так оно и есть – не забывайте об этом, даже если некоторые из тех, кто связан с этой системой, искренне потерялись, “вводя в заблуждение и заблуждаясь”.

С этими указаниями по поводу личности и характера “Человека Греха”, а также когда, где и при каких обстоятельствах ожидать Его, мы переходим к исследованию некоторых исторических фактов. Они доказывают, не оставляя никаких, как мы считаем, основательных сомнений, что каждое предсказание об Антихристе исполнилось в папской системе таким образом и до такой степени, что, принимая во внимание свет нынешнего дня, уже никогда не смогло бы повториться. И с этим каждый должен согласиться. Мы не в состоянии здесь шире остановиться на огромном количестве исторических свидетельств. Кроме этого, мы ограничились лишь известными своей точностью историками, во многих случаях обращаясь к римско-католическим писателям за их свидетельствами или признаниями.

Обстоятельства, способствовавшие рождению “Человека Греха”

Большое Отступничество . Прежде всего мы спрашиваем: записано ли в истории исполнение пророчества ап. Павла о великом отступничестве от первоначальной простоты и чистоты в учениях и жизни христианской Церкви и о тайном воздействии скверного, честолюбивого влияния в Церкви накануне развития папства, “Человека Греха” – т.е. прежде признания папы главою церкви?

Да, очень четко. Папская иерархия начала существовать лишь спустя несколько столетий после того, как Господь и апостолы основали Церковь. Об этом промежутке мы читаем*:

*“Fisher's Universal History”, стр. 193.

“По мере того, как церковь росла в количестве и богатстве, были сооружены дорогие здания для поклонения; богослужения стали более замысловатыми; скульптуры и живопись были введены в качестве поощрения набожности; реликвиями святых и мучеников дорожили как священным наследством; увеличилось число религиозных обрядов. Церковь под христианскими императорами [в четвертом столетии], с большим количеством своего духовенства и внушительных обрядов, приняла на себя достаточно величия и внешнего блеска, принадлежавшего языческой системе, которую она вытеснила”.

Говорит другой историк**:

**“White's Universal History”, стр. 156.

“Одновременно с установлением [христианства как имперской религии в четвертом столетии] росло огромное и всеобщее растление, которое возникло два столетия раньше . Суеверие и невежество наделили священнослужителей властью, которой они воспользовались для собственного возвышения”.

Рапин замечает, что “в пятом столетии христианство испортилось из-за громадного количества человеческих выдумок. Простота его руководства и дисциплина превратилась в систему клерикальной власти, а ее поклонение было загрязнено обрядами, заимствованными от язычников”.

Мошейм в своей “Истории Христианства” шаг за шагом прослеживает отступничество церкви от ее первоначальной простоты и чистоты вплоть до ее глубокой деградации, кульминацией которой стало развитие “Человека Греха”. Распознал он Антихриста, или нет, – не понятно, но он мастерски проследил деятельность “Тайны Беззакония” в Церкви вплоть до начала четвертого столетия, когда его работу внезапно прервала смерть. Здесь недостаточно места, чтобы поместить цитаты из его превосходного и объемного труда, но мы рекомендуем его в целом как весьма поучительный в своем содержании на эту тему.

Мы цитируем (из книги Лорда “Old Roman World” ) беглый и критический очерк об истории церкви на протяжении первых четырех столетий, который ясно и сжато показывает ее постепенный упадок, а также ее быстрое вырождение после того, как упомянутое апостолом препятствие было устранено. Он говорит:

В первом столетии не много мудрых или благородных было призвано. Нам не известны великие имена – ни философы, ни государственные мужи, ни дворяне, ни генералы, ни правители, ни судьи, ни должностные лица. В первом столетии христиане не были такими важными, чтобы подвергаться всеобщему преследованию властей. Они даже не привлекали общественного внимания. Никто ничего не писал против них, даже греческие философы. Мы не находим также протестов или публичных извинений со стороны самих христиан. В их рядах не было людей большой учености, таланта, богатства или социального положения. Не существует ничего более скучного в истории, чем летопись Церкви в первом столетии, если иметь в виду великие имена. Однако в том столетии в каждом городе появлялось все больше обращенных, и предания свидетельствуют о мученичестве тех, кто был более видным, включая почти всех апостолов”.

Во втором столетии нет более значительных имен, чем Поликарп, Игнатий, Юстиан Мученик, Клемент, Мелито и Аполлоний – скромные епископы, неустрашимые мученики, которые учили свои стада в горницах, и которые не занимали никаких мирских должностей, известные только благодаря своей святости или простоте характера, и упомянутые только из-за страданий и веры. Мы читаем о мучениках – ведь некоторые из них написали ценные трактаты и апологии, – но среди них мы не находим людей высокого ранга. С точки зрения престижа или власти считалось унизительным быть христианином. Ранняя христианская литература в основном имеет восхвалительное направление, а характер доктрин прост и практичен. В Церкви были и дискуссии, и насыщенная религиозная жизнь, и большая деятельность, и великие добродетели, но не было никаких внешних конфликтов, никакой светской истории. Они еще не принимались за правительство или за великие социальные институции империи. Это была небольшая группа чистых и безупречных людей, которые не стремились контролировать общество . Но они обратили на себя внимание властей и были достаточно заметными, чтобы подвергаться преследованиям. На них смотрели как на фанатиков, пытающихся подорвать почтение к существующим институциям”.

[Организованная для власти]

“В этом столетии тихо организовалась форма правления Церкви. Определились отношения среди членов. Епископы стали влиятельными – не в обществе, но среди христиан. Были установлены епархии и церковные приходы. Появилось различие между городскими и сельскими епископами. Представители церквей собирались для обсуждения вопросов веры или подавления возникающих ересей. Развилась система епархий, и была введена церковная централизация. Диаконы стали считаться высшим духовенством. Были придуманы меры для отлучения от церкви. Предпринимались миссионерские усилия. Были установлены церковные праздники. Многие ведущие умы занял гностицизм. В катехизических школах систематически преподавали верование. Доктрина крещения, а также таинства приобрели особую важность. Стало популярным монашество. Таким образом, Церковь закладывала основу своей будущей формы правления и власти ”.

Третье столетие встретило Церковь как более властную институцию. В больших городах империи проводились регулярные синоды. Созрела система архиепископства. Четко сформулированы каноны Церкви. Высшие теологические школы привлекали любознательные умы. Доктрины систематизированы [т.е. определены, ограничены и сформулированы в догмы и вероисповедания]. Христианство распространилось до такой степени, что его следовало или преследовать или легализовать. Известные епископы управляли растущей церковью. Известные доктора [богословия] размышляли над вопросами [так называемой философии и науки], волнующими греческие школы. Церковные здания стали более просторными, а в честь мучеников устанавливались трапезы. Церковь стремительно продвигалась к позиции, требующей к себе внимания человечества”.

Лишь в четвертом столетии прекратились преследования со стороны империи, когда был обращен [римский император] Константин; когда церковь соединилась с государством ; когда сама первоначальная вера была искажена; когда суеверие и пустая философия проникла в ряды верующих; когда епископы стали придворными; когда церкви стали богатыми и величественными; когда синоды попали под политическое влияние; когда монашество [монахи] установили ложное понятие о добродетели; когда политика и догматика шли бок о бок, а императоры навязывали декреты [церковным] соборам – так как высокопоставленные люди вошли в церковь. Когда христианство стало религией двора и светских классов, оно использовалось в поддержку всякого злодеяния, против которого когда-то само протестовало. Церковь не только пропиталась заблуждениями языческой философии, но и приняла много обрядов восточного культа – тщательно продуманных и величественных. Церкви в четвертом столетии стали такими же импозантными, как старые идольские храмы. Праздники стали частыми и впечатляющими. Народ льнул к ним, потому что они несли с собой возбуждение и отдых от работы. Почитание мучеников переросло во введение подобий – будущего источника популярного идолопоклонства. Христианство украсило себя напыщенными обрядами. Почитание святых приблизилось к их обожествлению, а предрассудки сделали мать нашего Господа предметом абсолютного поклонения. Столы причастия стали внушительными алтарями наподобие иудейских жертвенников, а реликвии мучеников сохранялись как священные амулеты. Монашеская жизнь также переросла в громадную систему епитимьи и искупительных ритуалов. Армии монахов уединялись в малопривлекательные и обособленные места, предаваясь восхвалениям, постам и самоискуплению. Они были мрачным и фанатичным родом людей, не замечающим практических целей в жизни”.

“Духовенство, амбициозное и мирское, искало званий и отличий. Оно заполнило королевские дворы и добивалось мирских почестей. Оно уже удерживалось не добровольными пожертвованиями верующих, а годовыми доходами, предоставленными правительством, или за счет собственности, унаследованной от старых [языческих] храмов. Богатые люди оставляли церкви огромные наследства, которыми управляло духовенство. Эти посмертные дары стали источником неисчерпаемых богатств. По мере того, как богатство росло и доверялось духовным лицам, они сделались безразличными к нуждам людей – более не заботясь о них. Они сделались ленивыми, надменными и независимыми. Народ не допускался к управлению Церковью. Епископ стал значительной персоной, контролирующей и назначающей свое духовенство. Церковь слилась с государством , а религиозные догмы навязывались силой судебного меча”.

“Была установлена импозантная иерархия с различными рангами, верхней ступенью которой был епископ в Риме”

“Император решал вопросы веры, духовенство было освобождено от всякого государственного бремени. После того, как духовенство добилось такой великой власти и стало таким богатым, многие ринулись к священнической службе. Восхождение человека к великому престолу [епископата] не зависело от его благочестия или таланта, а от его влияния среди великих. Миссия Церкви утерялась из виду в деградирующем союзе с государством . Христианство превратилось в зрелище, обрядность, руку государства, пустую философию, предрассудок, формулу”.

Таким образом, великое отступничество от веры, предсказанное апостолом Павлом, является установленным историческим фактом. Все историки свидетельствуют об этом – даже те, кто поддерживает такое присвоение власти и превозносит главных действующих лиц этой интриги. Мы сожалеем, что место нам позволяет цитировать лишь некоторые из самых веских высказываний. Отступничество, охватывающее столетия, было настолько постепенным, что живущим в то время было намного труднее его заметить, чем нам, видящим его в целом. Оно оказалось еще более обманывающим в том, что каждый шаг в его формировании, каждое продвижение к влиянию и власти в церкви и над миром делалось во имя Христа , чтобы на словах воздать Ему хвалу и осуществить Его планы, записанные в Священном Писании. Так развился великий Антихрист – самый опасный, самый хитрый, самый настойчивый противник истинного христианства и самый жестокий преследователь истинных святых.

Устранение препятствия

Апостол Павел предсказал, что этот принцип беззакония некоторое время будет действовать скрыто, потому что будет какое-то препятствие на его пути. И только после устранения этой преграды перед ним откроется свободная дорога для быстрого продвижения к развитию Антихриста. Он говорит: “Пока не будет взят от среды удерживающий теперь” (2 Фес. 2: 7). Что говорит история об исполнении этого предсказания? Она показывает, что препятствием для быстрого развития Антихриста был факт, что желанное место уже было занято другим. Римская империя не только завоевала мир и навязала свою политику и законы, но (понимая, что религиозные предрассудки это самые сильные цепи, которыми можно держать и контролировать людей) она приняла систему, имеющую свои истоки в Вавилоне во время его процветания как правителя мира. Этот план заключался в том, чтобы император был признан наставником и правителем как в религиозных, так и в гражданских вопросах. Ради этого император был назван полубогом, как бы сошедшим от их языческих божеств. Таким его почитали, поклоняясь его монументам. Таким он был титулован Понтифекс Максимус – т.е. Первосвященник, или Наивысший религиозный правитель. Это как раз тот титул, к которому стремились и который получили понтифики, или папы Римской иерархии, когда этот Антихрист принял “силу... и престол... и великую власть” прежнего правителя Рима (Отк. 13: 2).

Но древние языческие Рим и Вавилон обладали не более чем простым остовом священнической власти по сравнению со сложным и продуманным механизмом, и с доктринальной и практической изобретательностью папского Рима, триумфального преемника их системы, который, наконец, после столетий коварства и ухищрений настолько укрепился во власти, что даже сегодня, когда внешне его власть сломана и он лишен гражданского господства, он тайно, под прикрытием, правит миром и руководит царствами еще лучше, чем римские императоры когда-либо руководили подчиненными им королями.

К их чести будет сказано, что ни один римский император (в роли Понтифекс Максимус, или Верховного религиозного правителя) никогда не применял такой тирании, как некоторые их преемники на папском престоле. По этому поводу Гиббон говорит:* “Надо признать, что число протестантов, казненных в одной провинции и за одно правление, далеко превышало число первых мучеников на протяжении трех столетий во [всей] Римской империи”. Согласно обычаю того времени они почитали самых известных богов, но где бы ни проходили их армии, они в основном уважали богов и культы побежденных народов. Это было видно в Палестине, где (хотя и под Римским правлением) религиозная воля и свобода совести как правило уважались императорским Понтифекс Максимус , который в качестве религиозного руководителя таким образом показал свою снисходительность к народу и свое согласие со всеми известными богами.

*Том II, стр. 85.

Таким образом, мы видим, что преградой для раннего развития Антихриста было то, что желанное место духовного верховенства было занято представителями самой сильной империи, которую когда-либо знал мир; а попытаться открыто показать свои намерения в этом направлении означало навлечь на себя гнев государей мира. Поэтому это беззаконное стремление сначала действовало тайно, отрицая любое намерение захватить власть или правление, пока не представилась благоприятная возможность – когда номинальная церковь стала огромной и влиятельной, а императорская власть раздробилась из-за политических распрей и начала приходить в упадок.

Мощь Рима быстро падала, а его сила и единство были разделены между шестью претендентами на императорские почести, когда Константин стал императором. И предположение, что он принял христианство, чтобы укрепить и соединить империю, до определенной степени логично. Вот что говорит об этом история:

“Принял ли Константин его [христианство] по убеждению в его истинности или по политическим мотивам, – вопрос спорный. Точно одно: эта религия, хотя и получала от римской власти одно лишь безмолвное презрение или сильное преследование, широко распространилась в народе. Так что Константин, принимая ее, усиливал привязанность солдат к себе... Когда император огласил себя христианином, им руководила мирская амбиция, а не дух Христа, Который говорил: “Царство Мое не от мира сего”. Константин сделал ее религией империи, и с тех пор, как мы видим, ее влияние запятнано земными вещами... Ни один епископ не считался главой всей церкви. Таковым на самом деле был император, и как таковой он созвал Никейский собор, где в споре между Атанасием и Арией стал на сторону первого. Собор согласился с императором ”.*

*“Willard's Universal History”, стр. 163.

“Какими бы не были выгоды от приобретения верховного прозелита, его отличал от многих тысяч подданных, принявших учения христианства, скорее блеск порфиры, чем превосходство в мудрости или в благочестии... Тот же год его царствования, когда он созвал Никейский собор, был запятнан казнью его старшего сына. Благодарность церкви превозносила добродетели и прощала ошибки великодушного патрона, посадившего христианство на престол Римского мира”.**

**Гиббон, Том II, стр. 269.

Тогда, под правлением Константина, оппозиция империи к христианству уступила дорогу благосклонности, а Понтифекс Максимус империи стал патроном называющей себя так , но в действительности отступнической церкви Христа. Взяв ее за руку, он привел ее к положению популярности и величия, с которого позже она смогла (по мере того, как императорская власть теряла силу) ставить своих собственных представителей на религиозный престол мира в качестве Верховного религиозного правителя – Понтифекс Максимус.

Было бы ошибочным предполагать, как это многие делают, что церковь в то время была чистой (как дева) церковью, внезапно поднятой к сану и власти, которые превратились для нее в ловушку. Все как раз наоборот. Как уже замечалось, произошло большое отступничество от первоначальной чистоты, простоты и свободы – к связанным догмами амбициозным кликам, чьи заблуждения и обряды, напоминающие заблуждения и обряды языческих философий (хотя украшенные несколькими истинами, но пересиленные и запечатанные доктриной вечных мук), притянули к церкви громадные толпы. Их численность и влияние стали много значить для Константина, и он относился к ним и использовал их соответственно. Никому из этих мирских людей никогда серьезно и в голову не приходило поддержать дело покорного, похожего на Христа “малого стада” – истинно посвященной Церкви, чьи имена написаны на небесах. Популярность среди своих воинов, упомянутая историками, сильно отличается от популярности среди истинных воинов креста.

Как доказательство позвольте привести цитату из истории о состоянии религиозного общества при Диоклетиане, предшественнике Константина, который под конец своего правления, поверив, что христиане совершили покушение на его жизнь, озлобился на них и преследовал, приказывая уничтожать Библии, высылать епископов и, наконец, приговаривая к смерти всех, кто воспротивится этим указам. Гиббон* пишет об этой эпохе:

*Том II, стр. 53 и 57.

“Диоклетиан и его приспешники часто отдавали самые важные должности тем лицам, которые не скрывали своего отвращения к культу богов, но проявляли соответствующие для государственной службы способности. Епископы занимали почетное положение в своих провинциях, и с ними обходились по-особому и уважали их не только люди, но и сами магистраты. Почти в каждом городе старые церкви были уже слишком малы, чтобы помещать растущее число новообращенных, и вместо них воздвигались более величественные и просторные здания для общего поклонения верующих. Искажение нравов и принципов, на которое так сильно сетовал Еусебиус, можно считать не только следствием, но и доказательством свободы, которой христиане наслаждались и злоупотребляли под правлением Диоклетиана. Процветание ослабило дисциплину. Обман, зависть и злоба возобладали в каждом собрании. Новообращенные стремились к епископскому положению, которое с каждым днем становилось все более достойным их желания. По поведению епископов, которые соперничали друг с другом за церковное превосходство, можно было судить о притязаниях на светскую и тираническую власть в церкви, а живая вера , которая все еще отличала христиан от язычников, еще меньше проявлялась в их жизни, чем в их противоречивых письменах”.

“История Павла из Самосаты, который занимал престол митрополита [епископа] Антиохии в то время, когда Восток находился в руках Оденатуса и Зеновии, может послужить иллюстрацией положения и характера тех времен [270 г. н.э.]. Павел считал церковную службу очень выгодной профессией. Его церковное правление отмечалось продажностью и жадностью: он призывал к частым пожертвованиям со стороны наиболее состоятельных верующих и присвоил себе довольно значительную часть общественных доходов [критики утверждают, как говорит Гиббон, что Павел занимал должность императорского дученариуса, т.е. прокуратора, с годовым доходом в двести сестерциев – 77000 дол.]. Из-за его надменности и роскоши христианская религия превратилась в ненавистную в глазах язычников. Его комната для совещаний и его престол, роскошь, с которой он являлся перед публикой, толпа, молящая его благосклонности, множество писем и петиций, на которые он диктовал свои ответы, и вечная спешка в делах, которыми он занимался, намного больше подходили положению гражданского чиновника, чем скромности простого епископа. Обращаясь с кафедры к народу, Павел использовал образную манеру и театральные жесты азиатских софистов, и собор содрогался от наиболее изысканных похвальных возгласов, одобряя его божественное красноречие. С теми, кто отвергал его власть или не желал льстить его самолюбию, прелат из Антиохии был высокомерным, жестким и безжалостным, но он ослаблял дисциплину и щедро расточал церковные сокровища на подчиненное ему духовенство”.

Таким образом, под правлением Константина все препятствия были окончательно устранены, и, как сейчас убедимся, очень быстро создалась организация папства – номинальная церковь под руководством римского епископа как папы.

Быстрое развитие Антихриста

Быстрое развитие папской иерархии после вступления на престол Константина является очень примечательной чертой в ее истории. “Князь мира сего” сдержал свое обещание наградить властью и господством за поклонение и подчинение ему (Мат. 4: 8, 9). Миланским эдиктом Константин предоставил правовую защиту церковной собственности, и христиане возвратили себе прежде утраченные земли. Второй эдикт ( 321 г . н.э.) позволял свободную передачу собственности для церкви, а сам Константин был примером такой либеральности, ничуть не жалея богатства для христианского духовенства. Этому примеру императора последовали тысячи его подчиненных, чьи пожертвования на протяжении жизни, и оставленные в смертный час наследства стекались в церковную казну. Уайт говорит:*

*“White's Universal History”, стр. 155.

“Благодаря своей численности и богатству новообращенных, а также благодаря местоположению в столичном городе, римская церковь начала рано прибирать к рукам власть над другими [над церквями других городов и стран]. Многочисленные обстоятельства сложились в пользу влияния римского епископа, хотя его узурпация власти и амбиция некоторое время вызывали острую неприязнь. Перенесение центра власти [Константином из Рима в Константинополь, в 334 г . н.э.] усилило влияние западной церкви, так как епископу была присвоена должность главного судьи. К этому нужно добавить одобрение Грацианом и Валентинианом обычая апеллировать к Риму и частые паломничества к надгробиям Св. Петра, Св. Павла и других мучеников”.

После смерти Константина различные обстоятельства в Римской империи словно сговорились для успеха отступнической церкви и развития антихриста, ведь союз под одним главой, папой, считавшимся представителем, или наместником Христа, еще не был достигнут. Каждый император после Константина, вплоть до Феодосия, продолжал считать себя главою церкви, в котором сосредоточена божественная власть. И хотя пока еще ни один из тысячи восьмисот епископов империи не был готов потребовать признания себя как главы, или папы, некоторые все же положили глаз на эту желанную добычу, и императорам была показана беспочвенность их притязаний на титул Понтифекс Максимус с тем аргументом, что если они поклоняются мертвым святым, то обязаны иметь подобное уважение и к их живущим представителям – епископам. Однако в своих эдиктах императоры не прекращали называть империю божественной иерархией, а самих себя – божественными персонами.*

*Смотри Гиббона, том II, стр. 108.

Власть и верховенство епископа Рима не заставили себя долго ждать: через пятьдесят лет со времени легализации христианства его богатство и положение как епископа столичного и главного города мира стали чрезвычайно большими. Современный историк Аммианус, описывая его богатство и хвастливость, говорит: “Он превосходил царей в блеске и великолепии, ездил в самых величавых колесницах, одевался в самые изящные наряды и отличался своей роскошью и высокомерием”. Перемещение центра империи в Константинополь, подверженность города Рима набегам варваров с севера, бесконечные замены генералов и правителей быстро падающей тогда империи – это все оставляло епископа римской церкви самым стабильным и самым почитаемым должностным лицом. А его постепенно растущему престижу столь же способствовало перемещение конкурирующей роскоши императорского двора в Константинополь, как и почтение к самому названию Рим среди всех народов земли.

В качестве иллюстрации этого мы напоминаем, что в 455 г . н.э., когда Рим был подвергнут набегам и грабежам вандалов, а все кругом было в нищете и разорении, Леон, епископ Рима, не упустил удобного случая внушить варварам и римлянам свое право на духовную власть. К невежественным и суеверным варварам, и так уже находившимся под огромным впечатлением от увиденного вокруг величия и богатства Рима, Леон, одетый в свое одеяние понтифика, воскликнул: “Остерегайтесь! Я – преемник Св. Петра, которому Бог дал ключи от царства небес, и церковь которого не победят врата ада. Я живой представитель божественной власти на земле. Я – цезарь, христианский цезарь, правящий в любви, которому все христиане обязаны преданностью. Я держу в своих руках проклятия ада и благословения небес. Я освобождаю всех подчиненных от верности царям. Я даю и отнимаю по божественному праву все престолы и владения христианства. Остерегайтесь, как бы вам не осквернить наследия, данного мне вашим невидимым царем. Истинно! Преклоните ваши головы предо мною и молитесь, чтобы отвратить гнев Божий”.

Почтением к месту и имени епископ Рима воспользовался немедленно, и уже вскоре он заявлял о своем превосходстве над всеми остальными епископами, правителями и руководителями. Вскоре он требовал не только церковного правления над миром, но и гражданского, заявляя, что право давать и отнимать корону, ставить и снимать любого или всех правителей старой Римской империи, является правом и наследием Римской церкви, которую, как утверждалось, Бог наделил таким правлением над землей. Эти заявки делались постоянно, и так же постоянно отвергались сопротивляющимися епископами, поэтому установить точную дату их начала было бы невозможным. О себе папство говорило, что оно было организовано в дни апостолов, и что ап. Петр был первым папой. Но это не только не имеет под собой никаких доказательств, но и самым решительным образом противоречит всей истории, свидетельствующей, что хотя беззаконие амбиций тайно действовало достаточно долго, оно удерживалось от развития в Антихриста и от таких открытых заявок, пока не начала распадаться Римская империя.

С тех пор мы имеем дело с Антихристом, чье постепенное развитие и организация (начавшись от тайных амбиций) были подходящей прелюдией к жестокому характеру, проявившемуся после захвата желанной власти – от 539 г . н.э. до 1799 г . н.э., 1260 лет. Из этого периода первые триста лет обозначены ростом его светской власти; последние триста лет обозначили его упадок под влиянием Реформации и цивилизации. Промежуточный период семи веков охватывает триумфальное время папства и “темные века” мира, полные мошенничества и лжи во имя Христа и истинной религии.

Римско-католический писатель полностью подтверждает наше мнение по этому поводу, и мы приводим его слова, несмотря на их толкование, в качестве доказательства. Описывая с пылающим энтузиазмом поднятие папства к светской власти и сравнивая это с растением небесного происхождения (откуда и быстрый рост и возвышение в мире), он говорит:

“Расцвет светской власти папства предстает перед нами как самый незаурядный из феноменов, предоставленных летописями человеческого рода к нашему удивлению и восхищению. Благодаря единственному сочетанию совпавших обстоятельств, тихо и уверенно, на руинах той Римской империи, которая расширила свое влияние (то есть заставила себя почитать) почти над всеми народами, людьми и расами, жившими во время ее могущества и славы, вырастала новая сила и новая власть. И эта новая сила, скромного происхождения, запустила глубокие корни и вскоре уже обладала большей властью, чем империя, огромные руины которой разбились на куски и превратились в прах на ее глазах. В самом Риме власть преемника Петра возрастала бок о бок с императорской, находясь под тенью его защиты. Растущее влияние пап было таким, что величие верховного Понтифика обещало вскоре затмить блеск порфиры”.

“Перемещение Константином престола империи с Запада на Восток, с исторических берегов Тибра на прекрасное побережье Босфора, заложило широкую основу для верховной власти, которая фактически начинается от этого важного изменения . Практически почти с того дня Рим, который был свидетелем рождения, юности, расцвета и падения могущественного рода, на орлиных крыльях разнесшего его имя в отдаленнейшие уголки известного тогда мира, постепенно покидался наследниками его славы, а его народ, брошенный императорами, легкая добыча варварских грабежей, которым у них уже не хватало мужества сопротивляться, видел в епископе Рима своего опекуна, своего защитника, своего отца. Год за годом светская власть пап формировалась и укреплялась в силе – без насилия, без кровопролития, без обмана, силой непреодолимых обстоятельств, словно сложенных Божьей рукой”.

В то время как католики представляют возвышение папства на руинах языческого Рима как триумф христианства, те, кто знаком с истинным духом христианства, напрасно пытаются найти какой-то след этого духа в разврате церкви и в ее порочном союзе с миром. Также трудно истинному христианину найти в тех преимуществах, которые давало невежество, предрассудки, бедствия и различные обстоятельства того времени, и которыми воспользовалась церковь Рима, какое-то доказательство божественного посредничества в ее пользу. Он не может также обнаружить в возвышении Римской церкви к земной власти и славе какого-то подтверждения Господнего обещания истинной Церкви, что Он возвысит ее в свое время – после прихода и ухода антихриста. Ведь истинная Церковь должна быть возвышена не к запятнанному кровью престолу, каким с самого начала был престол папства; истинному Христу никогда не понадобится просить царей земли учредить или защищать Его власть. Знаки, которые отличают поддельное от истинного царства Христа, легко видны тем, кто знаком посредством Писания с истинным Христом и Его Телом, истинной Церковью, с принципами, на которых Его Царство должно быть построено, и с целью, с которой оно должно быть установлено.

Но пусть никто не подумает, что истинная Церковь Христа, даже в те испорченные времена, была подавлена или позабыта. “Познал Господь Своих” в каждом веке и при любых обстоятельствах. Как пшенице, им было позволено расти посреди поля, переполненного плевелами. Как золото в печи, они испытывались, очищались и готовились “к участию в наследии святых во свете”. Верно, что деятельность масс, называемых себя христианами, занимает самое значительное место на страницах истории, но нет сомнений, что те несколько верных во всех преследованиях и среди всех искусных хитростей Тайны Беззакония шли достойно своего вышнего звания, упокоились и были записаны Богом как наследники невянущего венца, приготовленного для них в небесах.

Таким образом, страницы истории четко говорят о факте, что этот “Человек Греха”, антихрист, родился в Риме и (хотя сразу встретил сопротивление) постепенно поднимался к власти. Как это выражено в пророчестве Даниила, он поднимался, как “небольшой рог” из головы того старого Римского зверя, того “страшного и ужасного” зверя, который имел такую силу ранить и сокрушать, что Даниил не мог найти ему имени. И дальше мы убедимся, что история Антихриста в точности соответствует не только пророчеству Даниила, но и всем пророчествам, написанным о нем.

Характер Антихриста в истории

Установив Антихриста, мы приступаем к сравнению характера папства с теми пророчествами, которые описывают характер и дела Антихриста, “Человека Греха”.

Некоторые могут сомневаться, правильно ли будет оставить в стороне императоров Рима (которые считали себя верховными религиозными руководителями), не называя их систему Антихристом, и применить этот титул целиком и полностью к организованной папской системе. Это бесспорно правильно, и мы еще раз обращаем внимание читателя на уже данное определение Антихриста, которое в Писании употребляется как “вместо, взамен” . Чтобы быть духовной империей, он должен требовать правления над царствами земли этой духовной властью; для этого он должен быть не только противником, но и имитатором, искажающим и выдающим себя за царство Христа, делающим то, что в назначенное Богом время будет полномочиями истинного Христа – прославленной и собранной Церкви под единым истинным Главою и Господом – действительного Pontifex Maximus .

Папство не только считает себя прославленным Царством Христа, обещанным Господом, апостолами и пророками, но и применяет к себе и к каждому своему последующему главе (к папам, которые, как оно заявляет, занимают место Христа в качестве Понтифика, Главы, или Царя этого царства) все те места из пророчеств, которые описывают Тысячелетнюю славу Христа. И “вводя в заблуждение [других] и заблуждаясь” сами (своими ложными теориями, которые постепенно, на протяжении столетий, развивались с помощью греховного стремления к величию), папы шаг за шагом ввели для всех членов иерархии титулы, великолепные одежды, впечатляющие обряды, величественные соборы с торжественным, внушающим благоговение служением, и все это на уровне, как можно более близком к их притязаниям, чтобы великолепная обстановка, одежды и обряды соответствовали (насколько они могли сделать их соответствующими), почестям и великолепию, изображенному пророками.

Например, Псалом 2: 12 говорит: “Почтите [целуйте, цари земли] Сына, чтобы Он не прогневался, и чтобы вам не погибнуть в пути вашем; ибо гнев Его возгорится вскоре”. Здесь не говорится о том, чтобы буквальным образом целовать, но чтобы платить охотным, радостным повиновением нашему Господу. Это относится к нынешнему времени, именуемому часом, когда (в подготовке к великому и истинному Тысячелетнему царствованию истинного Христа) цари, или вельможи земли (в политическом, социальном, финансовом и церковном отношении) испытываются на их готовность или неготовность преклониться перед справедливыми мерами, которым сейчас время действовать. Каждый, кто сопротивляется праведности, сопротивляется жезлу этого Царя славы. Все они будут свергнуты в великом времени скорби, объявляющем Тысячелетнее царствование нового Царя: все, кто не захочет, чтобы Он царствовал, будут избиты (Лук. 19: 27) – “враги его будут лизать прах”, будут побеждены.

Не по праву применяя это пророчество к своему подложному царству, представитель и глава Антихриста, папа, в период своего расцвета заставлял царей и императоров падать перед ним, как перед Христом, и целовать большой палец его ноги – считая это исполнением данного пророчества.

Подобные притязания в основном не замечаются теми исследователями пророчеств и писателями, которые ищут и обращают особое внимание лишь на проявления аморальности. Но здесь они сильно ошибаются, потому что преступность была достаточно распространенной в каждом веке, и тогда не было бы нужды в таких особенных пророческих описаниях, какие даны об Антихристе. Но даже если бы можно было доказать, что все, связанные с папской системой, были самими образцами моральности, то эта система, однако, не стала бы меньше похожей на характер, упомянутый в Писании как великий Антихрист – обманщик, присвоивший себе звания, привилегии, власть и почтение, принадлежащие Господнему Помазаннику. Как обманщик он также искажал Божий план в отношении нынешнего избрания “малого стада”, Церкви, и полностью отбросил истинную надежду Церкви и Господние меры для благословения мира во время Тысячелетнего царствования Христа. Он говорит, что все это уже осуществилось в его собственном царствовании.

Трудно даже оценить все пагубные последствия подобного искажения и неправильного толкования Божьего плана. Это было непосредственным источником всех извращенных доктрин, которые представлялись одна за другой в поддержку притязаний Антихриста, а также для повышения его авторитета. И хотя Реформация три столетия тому назад объявила эпоху исследования Библии и свободомыслия, а также привела к отвержению многих злодеяний и заблуждений, подлог был настолько искусным, настолько продуманным во всех своих деталях и устройстве, и так сильно ввел в заблуждение весь мир, что даже Лютер и многие другие, разоблачив папство как результат великого отступничества (Антихриста из пророчества), и обличая его как систему, твердо придерживались фальшивой теории, которая вела к этим чрезвычайным доктринальным и практическим заблуждениям. До сегодняшнего дня огромное большинство протестантов всех конфессий поддерживает теорию Антихриста, что Царство Христа уже было установлено . Некоторые пытались сделать то, что делало папство, – организовать свою церковь под одним главой, тогда как другие замещают такого главу советом или синодом. Но все они находятся в заблуждении, навязанном фальшивыми и запутывающими интерпретациями учений Св. Писания, начатыми Антихристом. Это заблуждение заключается в том, что правление Христова Царства принадлежит к настоящему, а не к будущему. Отрицая, подобно Антихристу, будущий век, они (как и эта система) безразличны к полному развитию святости среди верующих, а их усердие скорее направлено на то, чтобы уже сейчас осуществлять дело будущего века (обращение мира) – и то до такой степени, что они часто готовы искажать Божий план и Слово, создавая теории для запугивания мира и привлечения его к устной набожности. Они готовы также прибегать к сомнительным и мирским методам, чтобы усилить свою соблазнительность и чтобы их различные системы выглядели более привлекательными для необращенных . Они, как и Антихрист, желают их видеть в своих рядах из высокомерных побуждений и чтобы производить хорошее впечатление.

Таким трудно увидеть в папстве Антихриста. Как они могут это сделать, если их вера еще не свободна от отравы, а ум по-прежнему сильно ослеплен самой сущностью заблуждения Антихриста. Сначала надо увидеть величие, великолепие и необходимость Тысячелетнего Царства Христа и его дела благословения всех родов земли, чтобы потом оценить значительность подлога Антихриста, или чтобы можно было дать правильную оценку его ущербу истине и его опустошающему и оскверняющему влиянию в номинальной церкви, храме Бога.

Неудивительно, что этот подлог столь совершенен, если учесть, что он – произведение сатаны, скопированное с представленных в Писании образов и иллюстраций будущей славы. Великий противник видел, что наступило время для избрания Церкви, и что истина, засеянная нашим Господом и апостолами, набирает быстрых темпов по сравнению со всеми языческими религиями, разыскивая смиренных везде, где бы она ни прокладывала себе путь. Поэтому он постарался уничтожить чистоту Церкви и повернуть в другое, ложное направление, то, чего он не мог остановить. Таким образом, триумф Антихриста и его нынешней власти действительно был успехом сатаны. Но здесь мы видим мудрость Бога: когда успех Антихриста, казалось, предвещал поражение Божьего плана, на самом деле он невольно содействовал обеспечению успеха этого плана. Ведь ни при каких иных обстоятельствах нельзя было так всецело испытать истинно посвященных и их верность Божьему Слову, как с помощью позволения на этот огромный подлог.

Прилагающаяся таблица поможет показать, сколь совершенной была папская подделка будущей организации Царства Христа, и как она была позаимствована у иудейского образного священства.

Мошейм , объясняя появление иерархической системы в Церкви, очень отчетливо показывает эту фальсификацию такими словами (I том, стр. 337):

“Пока оставалась малейшая надежда, что Иерусалим когда-то сможет снова поднять голову из праха, христианские учителя и старейшины не принимали для себя никаких титулов или различий – по крайней мере, никто из самых скромных и смиренных среди них. Но когда судьбу этого города запечатал Адриан [135 г. н.э.] и иудеи уже не могли питать даже самой скромной надежды на восстановление их старого правительства, эти же пастыри и служители пожелали внушить своим стадам, что они сами унаследовали права иудейского священства . Поэтому епископы взялись внушать понятие, что они наделены характером, напоминающим великого первосвященника иудеев, и впоследствии объяли все права, которые считались принадлежностью иудейского понтифика . Функции простого иудейского священника также было решено передать (хотя в более совершенной форме) пресвитерам христианской церкви. И, наконец, диаконов поместили на том же уровне, что и левитов или низших служителей”.

Глава и уста Антихриста, его спесивые слова.

Папа (каждый в своей очереди) является главой фальшивой церкви, его тела, точно так же, как Иисус Христос является Главой истинной Церкви, Его тела. Поскольку голова является представителем тела, а ее уста говорят за тело, мы, как и следовало ожидать, находим в Писании выразительное описание этой черты Антихриста. В Даниила 7: 8, 11, 25 и в Отк. 13: 5, 6 на уста Антихриста, как на основную черту, обращается особое внимание. Даниил говорит, что в этом роге “были глаза, как глаза человеческие” – символ интеллекта и дальновидной политики. Этот “ рог ” должен был отличаться от всех остальных властей. Ему надлежало быть мудрее и хитрее остальных империй, которые пытались управлять миром. Его сила должна была заключаться скорее в его устах (в высказывании), руководимых его глазами (знанием), чем в физической силе. И каждый, кто знаком с историей папства, не может отрицать, что образы, использованные для иллюстрации его силы и методов, потрясающе уместны.

И даны были ему уста, говорящие гордо и богохульно... И отверз он уста свои для хулы на Бога, чтобы хулить имя Его и жилище Его и живущих на небе”. “И против Всевышнего будет произносить слова” (Отк. 13: 5, 6; Дан. 7: 8, 25).

Не следует забывать, что эти образные выражения описывают характер и притязания символического “зверя” (правительства) и “рога” (власти), вышедшего из старого Римского зверя, или империи. В некоторых отношениях папство было новым правительством (“зверем”), отличающимся от старой Римской империи, а с другой стороны оно было рогом или властью среди других, принадлежащих к этой империи, которая некоторое время держала в своих руках общий контроль над другими рогами или властями. Оно представлено в символе с двух этих точек зрения, чтобы можно было самым лучшим образом определить и установить его.

Спесивые слова Антихриста, или богохульства, отмечают весь период его долгой карьеры. Выражение “богохульство” в наши дни применяется в основном только к чему-то непристойному, связанному с самыми вульгарными формами проклятия и богохульства. Но в своем истинном значении слово “богохульство” применимо к любому оскорблению, оказанному Богу. Боувер определяет его так: “ Богохульство означает приписывать Богу то, что противоречит Его природе и что Ему не принадлежит, и отрицать то, что принадлежит”. Посмотрите в словаре Вебстера слова “ богохульство” и “богохульно” . И чтобы убедиться, что именно в этом смысле слово “богохульство” употребляется в Писании, обратите внимание на то, каким образом его используют наш Господь и фарисеи: “Иудеи сказали Ему в ответ: не за доброе дело хотим побить Тебя камнями, но за богохульство и за то, что Ты, будучи человек, делаешь Себя Богом”. Иисус ответил им: “Тому ли, Кого Отец освятил и послал в мир, вы говорите: “Богохульствуешь”, – потому что Я сказал : “Я Сын Божий?” (Иоан. 10: 33, 36; смотрите также Мар. 14: 61-64).

Имея перед собой правильное определение “богохульства”, даже самому простому уму должно быть очевидно, что надменные слова и хвастливые притязания папства были (каждое и все вместе) богохульствами. Установление поддельного Божьего царства было клеветой на Божье правительство, грубым богохульством и искажением Его характера, плана и слова. Божий характер, т.е. Его “ имя ”, подвергался богохульству тысячами чудовищных эдиктов, булл и декреталий в Его имя. И это делалось длинным рядом тех, которые претендовали, как наместники, представлять Его Сына. А Божья скиния, истинная Церковь, подвергалась богохульству фальшивой системой, которая претендовала занять ее место, заявляя, что ее верующие – это истинная и единственная скиния, или Церковь Бога. Но пусть сама история расскажет нам об этих великих спесивых словах, об этих богохульных притязаниях, которые каждый последующий папа, как глава Антихриста, высказывал и одобрял.

В труде под названием “Папа, Викарий Христа, Глава Церкви”, знаменитого католика монсеньера Капела, имеется список не менее чем шестидесяти двух богохульных титулов, применяемых к папе. Обратите внимание, что это не просто мертвые титулы прошлого, ведь они предоставлены одним из величайших папских писателей современности. Цитируем из этого списка следующее:

“Самый Божественный из всех Глав”.

“Святой Отец Отцов”.

“Верховный Понтифик над всеми Прелатами”.

“Надзиратель Христианской Религии”.

“Главный Пастырь – Пастырь Пастырей”.

“Христос по Помазанию”.

“Авраам по Патриархату”.

“Мелхиседек по Чину”.

“Моисей во Власти”.

“Самуил в Должности Судьи”.

“Первосвященник, Верховный Епископ”.

“Князь Епископов”.

“Наследник Апостолов; Петр во Власти”.

“Носитель Ключей Небесного Царства”.

“Назначенный Понтифик с Полнотой Власти”.

“Викарий Христа”.

“Верховный Священник”.

“Глава всех Святых Церквей”.

“Глава Универсальной Церкви”.

“Епископ Епископов, то есть Суверенный Понтифик”.

“Правитель Господнего Дома”.

“Апостолический Господь и Отец Отцов”.

“Главный Пастырь и Учитель”.

“Врачеватель Душ”.

“Скала, которую не одолеют врата ада”.

“Непогрешимый Папа”.

“Глава всех Святых Священников Бога”.

Вдобавок к длинному списку титулов, примеры которых приведены выше, автор помещает следующие цитаты из одного письма, написанного Св. Бернардом, настоятелем Кларво, к папе Еугениусу III в 1150 г . н.э.:

“Кто ты? Первосвященник, Верховный Епископ. Ты – Князь Епископов, ты – Наследник Апостолов. Ты – Авель в Первенстве, Ной в правлении, Авраам в звании патриарха, Мелхиседек по чину, Аарон по достоинству, Моисей во власти, Самуил в должности судьи, Петр в силе, Христос по Помазанию . Ты тот, кому даны ключи от неба, кому доверены овцы. Действительно, есть и другие небесные вратари и другие пастыри стад, но ты – самый величественный, потому что унаследовал эти титулы по-другому и раньше, чем другие... Сила других ограничена определенными границами, но твоя простирается и над теми, кто получил власть над другими. Что тебе закрыть небеса перед епископом, если для этого была бы справедливая причина, отстранить его от епископальной службы и предать его сатане? Поэтому привилегия твоя неизменна, как в отношении ключей, врученных тебе, так и овец, доверенных твоей заботе”.

Все эти богохульно льстивые титулы применялись и принимались римскими понтификами с благодушием и заметным удовольствием, словно принадлежащие им по праву.

От папы Бонифация VIII у нас есть следующий декрет, который все еще сохранился в общем законе: “Мы заявляем, говорим, обозначаем, объявляем, что необходимо для спасения всякому человеческому творению подчиняться Римскому понтифику”. Папа Григорий VII, который в 1063 г . постановил, что папа должен называться отцом отцов , взял следующее из Бытия 1: 16 в поддержку папским притязаниям: “Бог создал два великие светила: светило большое для управления днем, а светило меньшее для управления ночью. Оба большие, но одно большее. “ На тверди небесной ”, т.е. в универсальной церкви, “создал Бог два светила великие”, т.е. установил два высоких положения: папская власть и царская сила. Но то, которое управляет днем, т.е. духовное, оно большее, а то, которое господствует над плотскими вещами, – меньшее, потому что как солнце отличается от луны, так и папы отличаются от царей”. Другие папы подхватили это толкование, которое значительно укрепило идею папского верховенства.

Св. Антоний, архиепископ Флоренции, процитировав Псалом 8: 4-8: “Немного Ты умалил его пред ангелами...” – и, применив его к Христу, обращает его к папе:

“И поскольку Он покинул нас телесно, то оставил своего викария [заместителя] на земле, т.е. главного понтифика, который именуется папой, что означает отец отцов – так чтобы эти слова могли быть хорошим разъяснением о папе. Потому что папа, как говорит Хостенсис, больше человека, но меньше ангела, будучи смертным, однако он больше в силе и власти. Ведь ангел не может посвятить тела и крови Христа, ни отпускать или связывать высочайшей властью, какою обладает папа, и ангел не может предопределять или даровать индульгенции. Он увенчан славою и честью: славой похвалы, ибо назван он не только благословленным, но и блаженнейшим. Кто усомнится назвать того благословленным, кто поднят на самую вершину такого огромного достоинства? Он увенчан честью благоговения, чтобы верующие могли целовать ему ноги. Большего благоговения не может существовать. “ Поклоняйтесь подножию Его ” (Пс. 98: 5). Он увенчан величием власти, потому что может судить всех, а сам не может быть судим никем, если только не отступил от веры [веры Антихриста, естественно]. Поэтому он увенчан тройной золотой короной и “поставлен над делами рук” Его, чтобы распоряжаться всеми подчиненными. Он открывает небеса, посылает виновных в ад, утверждает империи, руководит всем духовенством”.

Латеранский собор на своем первом заседании наделил папу титулом “Князь Вселенной”, на втором заседании назвал его “Священником и Царем, которому должны поклоняться все люди и который очень похож на Бога”, а на своем пятом заседании он применил к Леону X пророчества о славном Христовом царствовании следующими словами: “Не плачь, дочь Сиона! Вот Лев из колена Иудина, Корень Давидов: вот Бог поднял тебе спасителя”.

Из “ Церковного Словаря ” Феррариса, общепринятого римско-католического авторитетного источника, мы цитируем следующее сжатое определение папской власти, данное под словом папа (пункт второй):

“Папа – это такое достоинство и высота, что он не просто человек, но как бы Бог и викарий [представитель] Божий... Поэтому папа коронован тройной короной как царь небес, земли и ада. Более того, превосходство и власть папы не только над небесными, земными вещами и над адом, но он и над ангелами и он превосходит их. Поэтому, в случае, если бы ангелы отошли от веры или питали к ней неприятельские чувства, они могли бы быть осуждены и отлучены папой... Он обладает таким огромным достоинством и властью, что занимает одно и то же место судьи вместе с Христом , и поэтому все, что делает папа, как будто выходит из уст Божьих... Папа – это, как бы Бог на земле, единственный князь верных Христа, самый великий царь из всех царей, владеющий полнотой власти, которому доверено земное и небесное правительство ”. Дальше он добавляет: “Папа имеет такую великую власть и авторитет, что может изменять, утверждать или толковать божественный закон”. “Папа иногда может противодействовать божественному закону, ограничивая его, объясняя и т.д.”.

Таким образом, Антихрист не только старался установить церковь во власти прежде Господнего времени , но и был достаточно дерзким, пытаясь “противодействовать” и “изменять” божественные законы , чтобы приспособить их к собственным замыслам. А он все-таки это делал, и этим исполнил пророчество, данное на тысячу лет раньше: “Даже возмечтает отменить времена и закон ” (Дан. 7: 25).

В булле, т.е. эдикте, Сикстус V заявляет:

“Полномочия, данные Св. Петру и его преемникам необъятной силой вечного Царя, превосходят всякую власть земных царей и князей. Они выносят неоспоримый приговор им всем. И если обнаружится, что кто-то из них сопротивляется Божьим указам, они обрушивают более суровую месть на них, свергая их с престолов, какими бы могущественными они ни были, и бросая их в преисподнюю земли как служителей посягающего Люцифера”.

Булла папы Пия V, названная “Проклятие и отлучение Елизаветы, королевы Англии, и ее сторонников – с добавлением других наказаний”, гласит следующее:

“Тот, кто царит в вышине, кому дана всякая власть на небе и на земле, поручил единственную святую, католическую и апостольскую церковь (вне которой нет спасения) одному единственному на земле, а именно – Петру, Князю апостолов, и преемнику Петра, епископу Рима, чтобы управлять ею в полноте власти. Только его Он поставил князем над всеми людьми и всеми царствами, чтобы искоренять, разорять, разрушать, губить, насаждать и созидать”.

Св. Бернард подтверждает, что “никто, кроме Бога, не подобен папе , ни на небе, ни на земле”.

“Император Константин, – говорит папа Николас I, – присвоил Божье имя папе, который, следовательно, будучи Богом, не может быть судим человеком”.

Говорит папа Иннокентий III: “Папа занимает место истинного Бога”, – а канонический закон (на полях) называет папу “нашим Господом Богом”.

Иннокентий и Иакобатий утверждают, что “папа может делать почти все, что может делать Бог”, а Десиус отбрасывает слово почти как лишнее. Иакобатий и Дуранд настаивают, чтобы, “как и Богу, ему никто не осмелился сказать: “Господи, что делаешь?” Антониус писал:

“Ему [папе] надлежит предопределять то, что относится к общественному добру, и устранять то, что мешает этой цели – пороки, злоупотребления, которые отчуждают человека от Бога... И это соответствует Иеремии 1: 10 [здесь снова к Антихристу применяется пророчество, которое относится к Тысячелетнему царствованию Христа]: “Смотри, Я поставил тебя в сей день над народами и царствами, чтоб искоренять и разорять, губить и разрушать”, – то, что относится к порокам, – “созидать и насаждать”, – то, что относится к добродетели... Что касается власти папы над теми, кто в аду, названными в 8 Псалме морскими рыбами (ведь как рыбам постоянно не дают покоя морские волны, так и тех в чистилище постоянно беспокоят мучительные наказания), то Бог подчинил папе и морские рыбы, то есть тех, которые в чистилище, чтобы освобождать их через индульгенции”.

“Язычники подчинены папе, который правит в мире вместо Христа. Но Христос обладает полной властью над каждым творением. Папа – викарий Христа, и никто не может законно избежать послушания ему, как и никто не может законно избежать послушания Богу... Папа может наказывать язычников и варварские народы... И хотя язычников нельзя наказать духовным наказанием отлучения и т.п., однако церковь может подвергнуть их денежным взысканиям, а князей еще и телесным наказаниям... Церковь может косвенно наказывать иудеев духовными наказаниями через отлучение христианских князей, которым иудеи подчинены, если те отказываются наказывать их мирскими наказаниями за все, что они делают против христиан... Если понадобилось бы обратить некоторых, то их можно принудить с помощью устрашения и бичей – не для того, чтобы они действительно приняли веру, но для того, чтобы не препятствовали вере своей строптивой волей. В обращении неверных надо подражать Божьему суду”.

Здесь есть иллюстрация того, как доктринальное заблуждение рождает несправедливость. Люди могут скоро прибегнуть к любой форме жестокости и притеснений, если сперва убедят себя, что применение подобной безнравственности делает их более похожими на Бога – Божьими подражателями. Удивительно, но в людях мы находим доброту и рассудительность, несмотря на все ужасные, ложные идеи и доктрины относительно Божьего плана для человечества, которыми сатана ослепил и обманул их с помощью папского источника заблуждений, ведущего их в направлении, которое подходит их падшей природе. Продолжая, тот же писатель говорит:

“Власть папы применяется к еретикам и схизматикам, изображенным также в волах, потому что они сопротивляются истине рогом гордыни. Бог подверг их под ноги папы для четырехкратного наказания путем отлучения, свержения, лишения мирских благ и путем военного преследования. Но их можно принимать за еретиков только тогда, когда они отказываются изменить свои пагубные учения и готовы упрямо их защищать... Папа может выбирать или назначать императора. Император является служителем [слугой] папы, так как и является служителем Бога , чье место папа занимает , потому что Бог назначил императора слугой папы... Я считаю, что будет правдой сказать, что папа, викарий Христа, владеет универсальным правлением над всеми духовными и мирскими делами в целом мире вместо живого Бога ”.

Следующие высказывания пап, взятые из труда Фокса “Acts and Monuments” известным английским писателем Х.Г. Гиннесом, заслуживают особого внимания. И мы всем сердцем можем согласиться с комментарием этого писателя о системе, чьи уста выражают подобные слова, когда он говорит: “Если “всякий возвышающий себя унижен будет”, то какой упадок может отвечать такому самовозвышению, как это?”

“Поэтому, видя, какая власть дана Петру и мне в Петре, как его преемнике, найдется ли в целом мире кто-нибудь, кто не обязан подчиняться моим декретам, имеющим такую власть на небе, в аду, на земле, над живыми и над мертвыми?.. По праву этого ключа полнота моей власти настолько велика, что хотя все другие являются подчиненными (да, даже сами императоры должны подчинять свои решения мне), только я не подчиняюсь ни одному творению, и даже самому себе. Поэтому мое папское величество всегда остается таким же непоколебимым, превышающим всех людей, которого все должны слушаться и наследовать, которого никто не должен судить или обвинять в каком-либо преступлении, никто свергать, кроме меня самого. Никто не может отлучить меня, да, даже если я общаюсь с отлученными, ибо никто не может меня ограничить. Никто не должен обманывать меня, ибо тот, кто обманывает меня, – еретик и отлученный. Таким образом, выходит, что величие священничества, начатое в Мелхиседеке, было усилено в Аароне, усовершенствовано во Христе, представлено в Петре, возвышено в универсальном праве и показано в папе . Так что через это превосходство моего священничества (когда все мне подчинено) обо мне вполне можно сказать то же, что было сказано о Христе: “Все покорил под ноги Его”.

“И также надо считать, что епископ этой церкви всегда добр и свят. Да, совершая убийство или прелюбодеяние, он может согрешить, но его нельзя обвинить, а скорее оправдать убийствами Самсона, воровством евреев и т.п. Вся земля – моя епархия, и я – судья всех людей, имеющий власть Царя всех царей над подчиненными. Я – все во всем и над всем, так что Сам Бог и я, викарий Бога, имеем одну консисторию, и я в состоянии делать почти все, что может делать Бог. Во всем, что я перечисляю, моя воля должна стоять на страже разума, потому что я могу законом совершать правосудие выше закона, и зло признавать за справедливость, поправляя законы и изменяя их. Поэтому, если сказать, что все, что я делаю, сделано не человеком, а Богом, за кого вы можете меня еще принимать, как не за Бога ? Дальше, если Константин называл и считал прелатов церкви богами, то я, следовательно, будучи над всеми прелатами, стою над всеми богами . Поэтому, ничего удивительного, если мне под силу изменять времена и сроки, поправлять или отменять законы, не считаться ни с чем, даже с указаниями Христа. Ведь хотя Христос приказывает Петру спрятать меч и убеждает Своих учеников не использовать никакой силы извне, чтобы отомстить за себя, разве я, Папа Николас, обращаясь к епископам Франции, не призываю их вытянуть свои буквальные мечи?.. И хотя Христос Сам присутствовал на свадьбе в Кане Галилейской, разве я, Папа Мартин, в своем величии, не запрещал духовному клиру присутствовать на брачных пирах или жениться? Более того, хотя Христос убеждает нас давать, без надежды на выгоду, разве я, Папа Мартин, не отменил и это? Что бы мне пришлось сказать об убийстве, если я устроил так, что убивать отлученных не считается убийством или преступлением? Похожим образом я могу освободить от закона природы, как и от апостолов и их канонов. Ведь хотя они в своих канонах говорят смещать священника за прелюбодеяние, я, по праву Сильвестра, отменяю строгость этого указа, считая умы и тела нынешних людей более слабыми, чем тогда... Если желаете вкратце ознакомиться с полным перечнем всех тех случаев, которые по праву относятся к моим папским разрешениям (их насчитывается пятьдесят один пункт) и в которые никто не может вмешиваться, кроме меня самого, я их перечислю”. [Дальше следует список].

“После того, как я достаточно показал свою власть на земле, на небе и в чистилище, как она велика и какова ее полнота в вязании, отпущении, приказании, позволении, избрании, утверждении, отмене, в том, что делается, и в том, что не делается, и т.д., я теперь немного расскажу о моих богатствах и о моих великих владениях, чтобы каждый человек мог увидеть мое богатство и изобилие всего – мои платы, десятины, дары; мои шелка, пурпурные митры, короны, золото, серебро, жемчуга и бриллианты, земли и поместья. В первую очередь мне принадлежит императорский город Рим и Латеранский дворец; Сицилийское королевство – моя собственность; Апула и Капуа – мои. А королевства Англии и Ирландии разве не являются и разве не должны быть моими данниками? К этому я еще добавляю (кроме других провинций и стран на Востоке и на Западе, от севера до юга) следующие владения поименно. [Дальше следует длинный список]. А что уж говорить о моих ежедневных доходах, о моих первоплодах, о ежегодных доходах от похорон, индульгенций, булл, исповедей, разрешений и рескриптов, завещаний, отпущений, привилегий, избраний, церковных налогов, религиозных домов и тому подобного, что составляет немалую сумму денег?.. Из всего этого можно лишь частично догадываться, какие богатства плывут в мою казну... А что уж говорить о Германии, когда весь мир – это моя епархия, как говорят мои каноники, а все люди обязаны верить. Поэтому как я начинал, так и заканчиваю, приказывая, заявляя и провозглашая, что для спасения необходимо, чтобы всякое человеческое творение подчинялось мне ”.

Многие сегодня считают, что эти папские хвастовства принадлежат лишь далекому прошлому, и что за последнее время произошли великие изменения в этой системе. Но небольшие рассуждения и наблюдение докажут, что папство питает все те же чувства. Нам также не следует забывать о постоянных утверждениях папства, что его доктрины неизменны: что указы его пап и соборов безошибочны , а также, что те декреты, дышащие богохульствами против Бога и преследованиями против Его святых, до сих пор считаются нынешней римско-католической церковью святыми. Изменение в папстве заключается лишь в потере власти, вызванной пробуждением Реформации. Желание и впредь имеется, но сила воплощать ограничена ростом знаний и свободы, в котором Библия была основным фактором. Понемногу истинный Христос “духом уст Своих”, Своим Словом, лишает Антихриста власти. Вскоре яркое сияние присутствия Эммануила совсем уничтожит тщеславную подделку и полностью освободит мир от цепей его обманчивых притязаний и заблуждений.

Для иллюстрации недавних притязаний обратите внимание на факт, что нынешний папа при восхождении на папский престол принял титул Леон XIII, а немного спустя назвал себя “ Leo de tribus Juda ”, то есть “Лев из колена Иудина” – один из титулов истинного Главы. Поэтому нет сомнения, что в своих посягательских притязаниях он не отстает от тех, кто занимал ту же должность в средневековье.

То, что называется Адорацией , по-прежнему является частью обряда, связанного с установлением нового папы. Новый папа, одетый в белое, усыпанный многими ослепительными бриллиантами и обутый в красные ботинки с большими золотыми крестами-пряжками, провожается к алтарю, где он стает на колени. Тогда “папа встает и, одевая свою митру, поднимается кардиналами и сажается ими на алтарь-престол. Один из епископов стает на колени, и пение “Te Deum” [“Мы славим Тебя, о Боже”] начинается. Во время этого кардиналы целуют ноги, руки и лицо папы”. Монета, представляющая эту церемонию, выпущенная в папском монетном дворе, носит слова: “Кого они творят, они обожают”.

Кардинал Манинг, главный представитель папы в Англии, подтверждает и обращает общественное внимание на следующий пункт католической веры:

“Заявляем, утверждаем, определяем и говорим, что для спасения всякому человеческому творению необходимо подчиняться Римскому понтифику”. И в опубликованной статье от имени папы он говорит: “Я утверждаю, что являюсь Верховным судьей и Начальником совести людей: крестьянина, возделывающего почву, и князя, сидящего на престоле; семьи, живущей в укромном уголке, и законодательной власти, творящей законы для царств. Я – единственный, последний, Верховный Судья того, что справедливо и несправедливо”.

Рассматривая эти современные примеры папского “напыщенного пустословия”, никак нельзя пропустить примечательный декрет Экуменического собора 1870 г ., заявляющий о непогрешимости папы. Это правда, что и ныне, и в прошлом надменные папы утверждали о своей непогрешимости, а епископы и князья, желая польстить их гордыне, фактически так их и называли, говоря: “Ты – еще один бог, на земле ”. Однако лишь Папскому Собору в этом просвещенном девятнадцатом веке пришлось невозмутимо и обдуманно известить мир, насколько велик этот “бог на земле” – что он почти так же совершенен, как и другой Бог, на небе; что он может ошибаться не больше, чем Тот другой; что в своих высказываниях с ex cathedra папа непогрешим – безошибочен.

Голосование совета проводилось 13 июля 1870 г ., а 18-го декрет был провозглашен официально, сопровождаясь церемонией в огромном Кафедральном соборе Св. Петра в Риме. Небезынтересно будет прочитать следующее описание этого события доктором. Дж. Куммингсом из Лондона. Он говорит:

“Для папы был воздвигнут большой престол перед восточным окном собора Св. Петра. Он украсил себя совершенным блеском драгоценных камней и окружил себя кардиналами, патриархами и епископами в великолепных нарядах – все для изумительного и захватывающего зрелища. Он избрал ранний утренний час и восточное окно, чтобы восходящее солнце могло полностью осенить своими лучами его великолепие, заставляя его бриллианты, рубины и изумруды так играть и отражаться, чтобы он казался не человеком, а тем, кем его объявил декрет: имеющим всю славу Божью... Папа расположился ранним утром у восточного окна... но солнце отказывалось... сиять. Унылый рассвет становился все мрачнее и мрачнее. Откуда было появиться ослепительному блеску славы? Тусклые глаза так называемого Бога не могли читать при дневном свете, и он был вынужден послать за свечами. Мерцание свечей слишком напрягало его глаза, и он поручил чтение кардиналу. Кардинал начал читать среди все более сгущающегося мрака, но не успел прочитать и нескольких строк, как с чернильно-черного неба сорвалась такая вспышка пылающего огня и такой грохот, каких еще Риму не приходилось видеть. Всех охватил ужас. Чтение прекратилось. Один кардинал вскочил, дрожа, со стула и воскликнул: “Это глас говорящего Бога, громы Синая”.

Среди богохульных притязаний Антихриста следует заметить несколько его доктрин, в частности доктрину литургии, над которой мы остановимся в следующем томе. Оставляя культы святых и Марии, мы обращаем внимание на некоторые еще более страшные заблуждения.

Непогрешимость церкви – одно из первых заблуждений, открывших путь для остальных. О ней утверждалось еще до того, как была признана должность папы. Это было самым серьезным заблуждением, и оно преградило путь к исправлению заблуждений, обнаруженных впоследствии. Оно поставило декреты церковных соборов выше опровержений и вопросов, как со стороны логики, так и Писания. Оно сделало опору веры из человеческого невежества, немощи и недоразумения , а не из Божьего Слова – Библии. Ведь, раз признав голос церковного собора непогрешимым (безошибочным), надо было всех заставлять подтверждать это, и каждый собор чувствовал себя обязанным не принимать никаких решений, противоречащих предыдущим соборам. Те, которые поступали иначе, подвергались отлучению. Таким образом, раз утвержденное заблуждение нельзя было уже ни опровергнуть, ни даже оставить, а Библию и логику надо было так толковать и выкручивать, чтобы они подходили к непогрешимым указам падших людей. Не удивительно, что появилась необходимость в очень искусных теологах для такого толкования Писания, которое соглашалось бы с так называемыми непогрешимыми указами. Также не удивительно, что ввиду этой необходимости Антихрист –

Запрещал Библию . История папства четко показывает, что одновременно с выражением почтения к Библии как к Божьему Слову, оно держало ее на заднем плане, а собственные непогрешимые слова – на первом. И не только это – папство полностью запретило Божье Слово как неподходящее для чтения и опасное для людей, чтобы его собственное непогрешимое слово могло объять полный контроль. Ему было хорошо известно, что Библия представляет собой опасность для его власти и является постоянным осуждением его богохульных притязаний.

В дни папской власти иметь или читать Библию в народе считалось преступлением. Искусство печати и вызванное им всеобщее развитие знаний (около шестнадцатого века) обеспечили воскресение Библии из гроба мертвых языков, в котором Антихрист долго ее прятал, запрещая переводить под угрозой суровых наказаний. И когда пробудившийся дух независимости начал распространять ее на живых языках среди людей, сожжение Библий не было чем-то необычным. Длинными и громкими были немилосердные проклятия, исходящие из Ватикана на дерзких грешников, которые осмелились переводить, издавать или читать Божье Слово.

Когда Виклиф издал свой перевод, папа Григорий послал буллу в Оксфордский университет, осуждая переводчика как “попавшего в отвратительного рода зло”. Перевод Тиндаля был также осужден. А когда Лютер напечатал свой перевод на немецком языке, папа Леон X издал буллу против него. Несмотря на все, дело грандиозно и неизменно продвигалось вперед: Библию ожидало полное воскресение, и ей предназначалось пролить свет на людей всех народов и языков. Помалу Римской церкви пришлось это осознать, и поэтому она решила позволить перевод Писания на современные языки католическими переводчиками, сопровождая его католическими комментариями. Однако эти Библии не предназначались для людей, за исключением тех случаев, когда существовала опасность получения ими протестантских переводов. Об этом свидетельствует реймсский перевод.

Следующие цитаты показывают характер некоторых заметок реймсского перевода (который, однако, в течение последних лет заменяется переводом Доуая – очень похожим, но с менее критическими замечаниями). В заметке к Матфея 3 говорится: “Еретиков можно наказывать и подавлять, а также их может, и должна, карать и казнить общественная власть – духовная или светская”. Заметка к Галатам 1: 8 говорит: “Католики не должны щадить собственных родителей, если те еретики”. К Евр. 5: 7 примечание гласит: “Переводчики протестантских Библий должны быть переведены в глубины ада”. И к Отк. 17: 6 есть следующий комментарий: “Но кровь протестантов не считается кровью святых, она не более чем кровь воров, убийц и других злодеев, за пролитие которой, по праву справедливости, ни одно общество не будет отвечать“.

Приводим здесь некоторые ограничения, наложенные тогда, когда оказалось, что чтение Библии нельзя полностью предотвратить. Четвертое правило “Index Expurgatoris” гласит:

“Если кто-то осмелится читать или иметь Библию без письменного разрешения, тот не получит отпущения, пока сначала не отдаст такую Библию требнику. Книготорговцы, которые будут продавать или как-то иначе распространять Библии на народном языке любому лицу, не имеющему такого позволения, поплатятся ценой своих книг... и получат от епископа такие наказания, какие епископ посчитает нужными, согласно характеру их нарушения”.

Собор в Тренте, на своей сессии в 1546 г . н.э., решил:

“Чтобы охладить горячие умы, собор постановляет, что в вопросах веры, морали и всего, что касается сохранения христианской доктрины, никто, исходя из собственных рассуждений, не осмелится искажать священное Писание на свой собственный лад против того, чего придерживалась и придерживается святая матерь-церковь, чьим правом есть судить об истинном значении”.

Из буллы папы Пия VII к примасу Польши, изданной 29 июня 1816 г . против Библейских Обществ, мы цитируем:

“Мы были действительно шокированы этой коварнейшей затеей, которая подрывает сами основы религии. И собравшись из-за огромной важности этого вопроса на совет с нашими преподобными братьями, кардиналами святой Римской церкви, мы обсуждали с предельной заботой и вниманием приемлемые меры, которые должна предпринять наша папская власть для того, чтобы вылечить и уничтожить насколько возможно эту заразу... Вы сами уже добровольно выразили страстное желание обнаружить и уничтожить нечестивые интриги этих новаторов. Однако, согласно нашей должности, мы снова и снова убеждаем вас, чтобы все то, чего можно добиться силой, обеспечить советом и осуществить полномочиями , вы ежедневно делали с предельным усердием... Библия, напечатанная еретиками, должна быть зачислена к остальным запрещенным книгам, согласно статьям Индекса”.

Тот же папа в 1819 году издал буллу против использования Библии в школах Ирландии. Вот цитата из нее:

“До священного собрания дошли сведения, что почти в каждой части Ирландии, при поддержке еретических фондов, были созданы Библейские Школы, в которых неопытные обоих полов отравляются губительным ядом развращенных доктрин... Поэтому надо прилагать все возможные усилия, чтобы удержать молодежь от этих пагубных школ... Трудитесь изо всех сил, чтобы уберечь ортодоксальную молодежь от их тлетворного влияния – этой цели, я надеюсь, можно легко достичь с помощью создания католических школ по всей вашей епархии”.

Здесь мы имеем честное признание в истинной цели создания католических приходских школ в Великобритании и Северной Америке, а именно: чтобы защищать их систему. Антихрист не задается целью предоставить образование простому народу. Невежество и предрассудки – вот оплот папства, и столетия его власти, включая так называемое “средневековье”, доказывают это. Хотя обучение духовенства под “ограничениями” не прекращалось, но твердым доказательством того, что ничего не предпринималось для образования народа, является глубокое невежество всех древних римско-католических стран. Школы и Библия всегда были невыносимыми врагами Антихриста, и он бы их не терпел, если бы они не стали необходимостью. Но для сохранения жизни Антихриста и на них должен быть пролит ложный свет.

Цитируем следующее из буллы Леона XII к римско-католическому духовенству, 1825 год:

“Это не секрет для вас, преподобные братья, что некое общество, простонародно названное Библейским Обществом, дерзко распространяется по всему миру. Пренебрегая традициями святых отцов и нарушая хорошо известный декрет Трентского собора, это общество направило все свои силы и использует каждое средство для единственной цели: для перевода, или скорее извращения, Библии на национальные языки всех народов”.

Также последний папа Пий IX выразил свое беспокойство по поводу триумфа этого великого врага Антихриста – Библии. Он говорил: “Да будут прокляты эти коварнейшие и обманчивые общества, называющиеся “Библейскими Обществами”, которые вручают Библию в руки неопытной молодежи”.

Действительно, в 1886 году Пленарный римско-католический собор в Балтиморе постановил, что получившая одобрение Библия будет позволена в католических школах Соединенных Штатов. Это, однако, не означает никакого изменения в истинных намерениях Антихриста. Это всего лишь еще один прием его дальновидной политики – если принять во внимание дух свободы в этой стране, которая ненавидит такие ограничения. Ему было хорошо известно, что требовалась свобода , а не Библия . Исследование показывает, что сегодня, два года спустя, трудно найти Библию в здешних католических школах.

Доктрина естественного, присущего человеку бессмертия (что однажды начатое человеческое существование уже не может прекратиться) была другим плодотворным заблуждением, позаимствованным у греческой философии. Получив признание, она естественно привела к выводу, что если существование должно продолжаться вечно, тогда библейские высказывания об окончательном уничтожении сознательных грешников, о второй смерти и т.п., должны быть истолкованы так, чтобы означать обратное тому, что они говорят , а именно: вечную жизнь в определенном состоянии. Дальше уже не трудно было утверждать, что для злодея это должна быть жизнь в страдании. И мучения часто рисовались на стенах церквей, а также словами ревностных священников и монахов. Это заблуждение еще глубже впечатляло обращенных по той причине, что греческие философы (тогдашние мировые лидеры в вопросах науки, религии и философии – чьи идеи, как показывает Флавий, даже начали окрашивать Иудаизм) давно придерживались и учили о смерти как о наказании для злодеев. Но к их чести следует заметить, что они никогда не опускались к таким ужасным богохульствам против Божьего характера и власти, которые проповедует миру Антихрист. Дальше надо было опрделеить место для этого мучения и назвать его адом, а также найти отрывки в Писании (которые на самом деле относятся к sheol, hades и gehenna , и описывают истинную плату за грех – первую и вторую смерть) и ловко применить их вместе с притчами нашего Господа и символами Откровения для обмана и себя и всего мира в этом вопросе, а также для того, чтобы самым прискорбным образом оклеветать и хулить характер и план Бога, нашего премудрого и милостивого Небесного Отца.

Чистилище было введено для того, чтобы облегчить и сделать терпимой эту ужасную часть доктрины, и чтобы этим еще больше укрепить власть Антихриста над людьми. Он заявляет, что обладает ключами неба и ада, и что имеет власть освобождать от страданий чистилища: не только от наказания Адама и унаследованных по его причине немощей, но и от наказания за сознательные, преднамеренные грехи. Не трудно себе представить, какую власть это дало над этими темными людьми – особенно, когда императоры и сильные мира признавали обманщика и кланялись перед ним.

За этим последовали литургии за покойников . И богатые, и бедные считали своим долгом платить за них, и то довольно щедро. Эффективность литургий (для облегчения страданий в чистилище) считалась беспредельной – и то до такой степени, что ни Иегова, ни Христос не могли бы помешать ей. Это стало источником огромного дохода для Антихриста, потому что священники не забывали напоминать умирающим, если те были богаты, что полагалось бы оставить после себя щедрое завещание для литургий, а то как бы унаследовавшие их богатство не пренебрегли этим. А в этом году предупреждения подобного рода появились в римско-католических журналах, убеждая тратить меньше денег на цветы для похорон, чтобы больше можно было потратить на литургии за покойников.

Индульгенции появились чуть раньше “Крестовых походов”. Нам известно, что индульгенции предоставлялись в качестве поощрений, чтобы обеспечить добровольцев для этих “Крестовых походов”, или “Священных войн”. Согласно папскому эдикту, каждый, принимающий участие в этих священных войнах, получит не только прощение за грехи прошлого, но и милость компенсации будущих грехов, таким образом избегая определенных страданий чистилища. Католики говорят нам, что эти индульгенции не являются разрешениями совершать грехи, а милостивыми наградами, которые компенсируют или аннулируют определенное количество дней или лет мучений в чистилище: если грехи какого-то человека заслуживают одной тысячи лет страданий, но он (один раз, или многократно) обеспечил себе индульгенции на сумму одной тысячи лет (то ли деньгами, то ли службой папству, то ли получив наказания), то такой человек будет свободен. Если он имел в своем распоряжении индульгенции на девятьсот лет, то ему придется терпеть сто лет мучений. А если индульгенции намного превысили его наказания, то, вероятно, он будет считаться святым, имеющим особое влияние на небе и достойным молитв и поклонения. В этом отношении Луи, король Франции, крестоносец, был бы примером. Он был канонизирован, и теперь ему молятся и преклоняются как Святому Луи.

Фактически существует разница между этим понятием индульгенций и позволением совершать грехи, но она очень незначительна. Ведь папство укрепило за различным распространенными грехами определенное количество мучений, а таким образом можно было компенсировать и аннулировать не только прошлые грехи. Те, у кого была причина полагать, что они могут совершить определенные грехи в будущем, могли таким образом обеспечить себе предварительную милость для их аннулирования. Кроме того, некоторые индульгенции, названные “ неограниченными [полными, целыми]”, определенно считались покрывающими все грехи прошлого и будущего.

Такой порядок вещей даже в сегодняшние дни кажется невероятным. Паписты имеют определенные молитвы, повторение которых дает основание для индульгенции на ограниченный период, и они утверждают, что многократно сложенные вместе они защищают от гнева на долгое время. Таким образом, тем, которые говорят: “ Хвала, Святая Царица ”, – даруется сорокадневная индульгенция, тогда как за слова: “ Литания Благословенной Девы ”, – предоставляется индульгенция на двести дней. А те, кто молится: “ Да будет Благословенно Святое, Непорочное и Пречистое Зачатие Девы Марии ”, – имеют столетнюю индульгенцию и т.д. и т.п. Не трудно себе представить, к какой коррупции вела эта богохульная доктрина в “средние века”, когда индульгенции были легко доступны за деньги и услуги в преследовании неверных и еретиков.

За преступления, как правило совершаемые богатыми (которые могли хорошо заплатить), налагались непомерные взыскания, а крупнейшие нарушения справедливости, довольно распространенные среди бедных классов, прощались легко. Таким образом, брак с двоюродным братом стоил 5 000 дол., тогда как за убийство жены или кого-то из родителей надо было заплатить всего лишь 20 дол. Спанхейм говорит: “Установление индульгенций стало монетным двором, печатавшим деньги для римской церкви; золотой копью для распутных племянников и незаконнорожденных детей пап; силой папских войн; средством для ликвидации долгов и неиссякаемым источником роскоши для пап”.

Чтобы урегулировать эту торговлю, к различным грехам была прикреплена классифицированная шкала наказаний – определенное количество дней или лет в чистилище. А также была устроена соответствующая шкала цен, чтобы получающие индульгенцию за убийство, кражу, детоубийство, прелюбодеяние, лжесвидетельство или любой другой грех, платили по различным расценкам. Таким образом, наказания отменялись, а мучения чистилища облегчались или прекращались по желанию представителей Антихриста. Не удивительно, что люди быстро поняли, что за такой-то грех надо платить столько-то денег.

Из-за этих индульгенций преступность выросла до такой степени, что негодование лучших классов общества переросло в восстание против церкви. Глаза людей начали открываться, и они увидели погруженное в беззаконие духовенство, от самых высоких сановников церкви до самых низких чинов.

Как самый темный час предшествует буре, так и перед движением Реформации был, в моральном отношении, самый темный час черного царствования Антихриста. Открытая и позорная торговля индульгенциями вызвала отвращение, и заставила Лютера и других преданных папистов подвергнуть сомнению и исследованию целую систему, как в ее моральном, так и в доктринальном отношении. Наконец, Лютер пришел к истинному выводу, что папство – это действительно Антихрист. И, обнаружив это, он бесстрашно указал на некоторые символы Откровения, показывая их соответствие и частичное осуществление в папской иерархии.

На эту тему мы цитируем следующее из-под пера известного духовного лица, Лимана Ебботта. Он говорит:

“Среди других причин, почему тогда давалось больше индульгенций, чем теперь, были денежные пожертвования для Церкви. Эта торговля достигла своей вершины в начале шестнадцатого века, при Леоне X, который издавал индульгенции для всех, кто способствовал возведению [Кафедрального] собора Св. Петра в Риме. Его главным представителем в продаже индульгенций в Германии был Джон Тетцель. Печально известные пороки Тетцеля не помешали его избранию в качестве предъявителя этих прощений другим, более чистым душам, и его не останавливали никакие крайности, только бы это наполнило его сундуки деньгами. Он заявил, что красный крест, который сопутствовал ему везде, имеет такую же силу, как и крест Христа – что нет такого греха, которого бы он не мог отпустить. “Индульгенции спасают не только живых, но и мертвых. В тот самый момент, когда деньги звякнут на дне ящика, душа освобождается от чистилища и летит свободно к небу”. Это лишь некоторые из его богохульных утверждений. Была установлена постоянная шкала расценок. “Многоженство стоит шесть дукатов; святотатство и лжесвидетельство – девять; убийство – восемь; колдовство – два”. Это была открытая и позорная торговля, которая больше, чем что-либо другое, привела к Реформации. Индульгенции продолжали предоставляться не только за поклонение, но и за денежные пожертвования церкви. Но теперь общественная и открытая продажа индульгенций значительным образом запрещена в Римской церкви”.

А вот как цитировал дальнейшую речь Тетцеля другой писатель:

“Приблизьтесь ко мне, и я дам вам письма с соответствующими печатями, благодаря которым даже те грехи, которые вы пожелаете совершить потом, будут прощены. Нет такого большого греха, что его не могла бы отпустить индульгенция. Платите, лишь хорошо платите, и вы будете прощены. Вы, священники, аристократы, торговцы, жены, девушки, молодые люди, прислушайтесь к покинувшим вас родителям и друзьям, которые взывают к вам из бездонной преисподней: “Мы терпим страшные мучения! Незначительные пожертвования освободят нас! Вы можете их дать! Разве откажете?!” Десятью грошами вы можете освободить вашего отца из чистилища. Наш Господь Бог уже не имеет с нами никаких отношений как Бог. Он отдал всю власть папе”.

Здесь мы представляем копию бланка, используемого Тетцелем, где надо было вписать имя покупателя, его грехи и т.д.:

“Да смилуется наш Господь Иисус Христос над тобой... и простит тебя через заслуги своих святейших страданий. Я, на основании апостольской власти, дарованной мне, освобождаю тебя от всех... правонарушений, грехов и преступлений, которые ты мог совершить, какого бы рода и величины они не были... Я лишаю тебя тех мучений, которые бы ты переносил в чистилище... Я восстанавливаю тебя к невинности и чистоте твоего крещения, так чтобы в момент смерти врата ада были закрыты пред тобою, а врата рая открылись для тебя. И если ты будешь жить долго, то эта благодать будет оставаться неизменной до времени твоей кончины. Во имя Отца и Сына и Святого Духа, Аминь. Брат Джон Тетцель, уполномоченный, подписал это своей собственной рукой ______”.

Что касается настоящего времени, то нам трудно судить. Но еще несколько лет назад в некоторых больших римско-католических церквях Мексики и Кубы были в продаже, при столах, напечатанные индульгенции с установленной ценой.

“И дано было ему вести войну со святыми и победить их” – “Угнетать святых Всевышнего”

Правда ли, что поддельное папское царство удерживало и применяло власть к истинно посвященным Божьим детям и побеждало их – “угнетало” во время долгого периода притеснения, то есть сокрушения, как подразумевает еврейский текст? На это отвечаем: “Да”. Любое средство, которое можно себе вообразить, использовалось для того, чтобы сокрушить сам дух истинного христианства (Иоан. 8: 36; Гал. 5: 1; 2 Кор. 3: 17) и заменить духом, учениями и порядками Антихриста. Сначала это не было открытой атакой на верных, а скорее медленным, постоянным, сокрушающим подавлением, больше всего направленным на сопротивляющихся учителей, отчего у многих ослабевало терпение и вера. Хорошей иллюстрацией этого постоянного терзания и угнетения является введение исповеди, с помощью которой Антихрист не только знал о каждой критике и каждом слове несогласия с этой системой, услышанных от тех, кто исповедался, но под угрозой будущих наказаний заставлял их признаваться и каяться в любой собственной бунтарской мысли и действии. А вскоре за этим стала еще и гражданская власть, так что выражение любого протеста против церкви могло считаться изменой гражданской власти, которая поддерживалась папским авторитетом.

В самом начале папского возвышения люди в целом были или номинальными членами церкви, или считались язычниками. От всех, исповедующих Христа, требовалось подчинение обычаям и правилам постепенно возвышающей себя иерархии. Заблуждение, всегда пользующееся большей популярностью, чем истина, достигнув влияния и власти, преследовало, запрещало и очерняло истину и всех, кто ее придерживался. Это было время, когда (как это изображено в Откровении) истинная Церковь (женщина) бежала в пустыню (в уединение – Отк. 12: 6) – изгнанница из-за своей верности правде и истинному Господу и Главе Церкви. В то время, когда отступники возвышались как князья, истинные, смиренные святые испытывали то, о чем Господь предупреждал их (как и всех, желающих жить благочестиво в настоящее время), – о преследованиях. Свекровь была против невестки, отец против сына и брат против брата. И действительно, врагами человека зачастую были члены его собственной семьи. Возможно ли вообразить себе что-то более подходящее для угнетения, то есть сокрушения святых Всевышнего, чем подобная тактика, существующая столетиями?

Чтобы иметь понятие о свирепости и безжалостности этого преследования, мы должны снова обратиться к страницам истории.

Преследования христиан под языческим Римом были ничем по сравнению с преследованиями под папским Римом, поскольку первые были не такими частыми, более ограниченными и менее жестокими. На основании утверждения ранних христиан, большинство римских судей, которые обладали в провинциях властью от имени императора или сената, и в чьих руках была жизнь и смерть, вели себя как люди изысканных манер и либерального воспитания, уважая законы справедливости. Они часто отказывались от гнусности преследования, с презрением отклоняли обвинения против христиан (как пытались сделать Пилат и Ирод в случае с нашим Господом – Лук. 23: 14-16, 20, 22; Мат. 27: 24), или предлагали обвиненным христианам какое-то легальное уклонение. При возможности, они значительно чаще использовали свою силу для освобождения христиан, чем для их притеснения. И языческие суды часто были для христиан самым надежным убежищем от их иудейских обвинителей.* Жестокое преследование под отвратительным тираном Нероном, который сжег некоторых христиан для того, чтобы отвлечь общественное подозрение от себя, составляет одну из самых темных страниц истории языческого Рима. Но его жертв было сравнительно мало. Жертвами языческих преследований не были общины в целом, а скорее видные личности. Однако эти преследования ведущих представителей были не столько постоянным, упорным выражением оппозиции со стороны властей, сколько последствием неконтролированных народных протестов, побужденных предрассудками. И правители видели необходимость удовлетворить их в интересах мира и порядка. Несколько свидетельствующих об этом примеров находятся в жизни апостола Павла, а также других апостолов (смотрите Деян. 19: 35-41; 25: 24-27; 26: 2, 3, 28). Даже самые распространенные преследования Римскими императорами были кратковременными, за исключением преследований Диоклетиана, которые, с разной степени суровостью, продолжались десять лет. Между этими преследованиями часто были долгие периоды мира и покоя. Под правлением императоров, хотя и достаточно беспокойным, христианство не было угнетенным, но, как мы видели, сильно процветало.

*Гиббон, том II, стр. 31-33.

Насколько отличались папские преследования, которым подвергались не только известные противники, но и все остальные, и которые продолжались не каких-то несколько месяцев, а беспрерывно! То, что при языческих императорах было преходящим гневом или неистовством, при папе сделалось регулярной системой, одушевленной религиозным фанатизмом и интриганской амбицией, а также вдохновленной сатанинской энергией, рвением и жестокостью, не имеющей аналогов в летописях истории. Отступническая церковь отложила меч духа и, ухватившись за руку империи, с безжалостной яростью направила свое телесное оружие против каждого более слабого оппонента, стоящего на пути ее амбиций. Одновременно она соблазняла, льстила и обманывала стоящих при власти, пока не завоевала их доверие и не захватила их место и власть.

Язычество и ересь стали в то время объектами преследований – особенно последняя. Так называемое христианское духовенство, как говорит Эдгар, “злоупотребило законами иудейской теократии и трудами иудейских летописцев для нехристианской и подлой цели возбудить демона преследования против распадающихся остатков греческих и римских [языческих] предрассудков... Они рассеяли древнюю структуру политеизма и перевели ее доходы в распоряжение церкви, государства и армии... Язычество было изгнано из Римской территории... Принуждение в основном заняло место убеждения, а террор – место Евангелии. Краснеешь, когда читаешь Симачуса и Ливаниуса, двух языческих ораторов, взывавших к рассудительности и убежденности при распространении религии, тогда как Феодосий и Амвросий, христианский император и христианский епископ, побуждают к насилию и принуждению”.

При восхождении Константина к верховной власти Рима, он был склонен снисходительно относиться ко всем религиям, о чем свидетельствует знаменитый Миланский эдикт, предоставляющий религиозную свободу каждому жителю Римской империи. Подобная мера должна была бы приветствоваться христианской церковью, которая так долго жаждала свободы под недавними преследованиями. Но, увы, так не случилось. Истинного духа христианства не стало, и теперь стремление церкви заключалось лишь в том, чтобы как можно быстрее возвысить себя, гася малейшую искру свободы и подчиняя все себе. Поэтому Гиббон говорит:* “Его [Константина] церковные служители вскоре ухитрились подорвать беспристрастие верховного судьи и пробудить в нем рвение прозелита... И в момент, когда он собрал триста епископов в стенах своего дворца, исчезла всякая надежда на мир и снисходительность”. Там императора убедили заявить, что тому, кто сопротивляется суду этого клерикального тела в вопросах веры, следует приготовиться к немедленному изгнанию. Заявлялось, что их решения обладают божественными полномочиями. Этот дух нетерпимости вскоре перерос в горькие и беспощадные преследования. Константин издал два карательных закона против ереси, и его примеру последовали последующие императоры – Валентиниан, Грациан, Феодосий, Аркадий и Гонорий. Феодосий опубликовал пятнадцать, Аркадий двенадцать и Гонорий не менее восемнадцати таких уставов. Они изложены в Кодексах Феодосия и Юстиниана, к стыду этих священнических и императорских авторов.

*Том II, стр. 236.

То, что Антихрист изволил называть ересью (большей частью состоящей из истины и справедливости, пытавшихся устоять на ногах), классифицировалось хуже неверия. И то и другое встречало оппозицию со стороны королей, императоров и теологов. Одно и другое, а особенно первое, преследовалось инквизицией. Когда в начале восемнадцатого столетия наступило возрождение знаний, и люди начали пробуждаться от беспокойных сновидений “средневековья”, те, из чьих умов истина еще не была полностью вымазана, ободрились и подняли знамя истины против ужаснейших заблуждений Антихриста. Тогда дух преследования Антихриста взорвался неистовыми выступлениями для подавления оппозиции.

Цари и князья, которые дрожали за безопасность своих корон – когда им пришлось навлечь на себя хоть какую-то немилость папы, – и на чьи владения мог быть наложен ужасающий запрет, если бы они или их подчиненные отказались от полного повиновения приказам папы, поклялись искоренять ересь и призывали очищать свои провинции от еретической порочности, под страхом потери своих владений. И действительно, те бароны, которые не захотели помогать в деле преследования, поплатились своим состоянием. Поэтому цари и князья не медлили со своими стараниями подчиниться папским мандатам, а бароны и их вассалы были в их распоряжении для помощи в деле уничтожения.

Еще до этого пробуждения, уже в 630 г . н.э., Собор в Толедо вынудил короля Испании, при его восхождении на престол, поклясться, что он не будет терпеть ни одного еретического подчиненного в испанских владениях. И заявлялось, что правитель, который бы нарушил подобную клятву, “будет проклят в глазах вечного Бога и станет жертвой вечного огня”. Но ужасное значение подобных требований стало намного очевиднее, когда началось пробуждение и когда Антихрист достиг вершины своей власти.

Собор в Оксфорде в 1160 г . передал группу сторонников Вальдо, эмигрировавших из Гасконии в Англию, гражданскому правосудию для наказания. Согласно этому король Генрих II приговорил их, мужчин и женщин, публично выпороть, поставить раскаленным железом клеймо на щеке и выгнать полураздетыми из города посредине зимы. И никому не разрешалось проявить к ним жалость или оказать малейшую услугу.

Фредерик, император Германии, в 1224 г . приговорил еретиков любого рода к сожжению живыми, их имущество к конфискации, а их детей, если они не станут преследователями, к бесчестию. Людовик, король Франции, в 1228 г . издал законы об искоренении ереси и привел их в исполнение. Он заставил Раймонда, графа Тулузы, взяться за искоренение ереси в своих владениях, не жалея ни друзей, ни слуг.

Со времени самых ранних посягательств на власть, постепенно развившихся в папскую систему, существовало сопротивление. Но это сопротивление оказывалось только несколькими верными, чье влияние оставляло слабый след на всепоглощающей волне светского образа жизни, охватившей церковь. Постепенно, обнаруживая заблуждение, некоторые незаметно отошли от великого отступничества, чтобы служить Богу как подсказывала им совесть, даже несмотря на опасность преследования. Примечательными среди них были те, которых потом именовали вальденсами, альбигенсами, виклифистами и гугенотами. Все они, хотя и названные разными именами, имели, насколько мы можем судить, общее происхождение и общую веру. “Вальдонизм, – говорит Райнероус (3.4), известный инквизитор тринадцатого века, – является древнейшей ересью, существующей, согласно одним данным, со времени [папы] Силвестра, и согласно другим, от дней апостолов”. Когда Константин был императором и принял христианство, папой был Сильвестр. Поэтому мы видим, что с самого начала истина не оставалась без своих сторонников, которые, несмотря на их простоту и неизвестность, решительно отвергали папство и папские учения чистилища, поклонения иконам, взывания к святым, поклонения Деве Марии, молитвы за умерших, пресуществление, целибат духовенства, индульгенции, литургии и т.п., не одобряли паломничества, праздников, курения ладана, священных погребений, использования священной воды, священнические одеяния, монашества и т.п., и держались того, что следует принимать учение Священного Писания, а не традиции и притязания церкви Рима. Они считали папу главой всех заблуждений и утверждали, что прощение грехов возможно только через заслуги Господа Иисуса.

Вера и труды этих людей были основой для реформации и протестом против заблуждения еще задолго до дней Лютера. Их и других противников папизма делали предметом охоты, ненавидели, и папские эмиссары преследовали их с беспощадной жестокостью. Вальденсы и альбигенсы были самыми численными группами протестантов, выступающих против папства. И когда наступило литературное пробуждение тринадцатого века, истина засияла в основном от них, хотя и Виклиф, и Гус, и Лютер и другие отразили и усилили ее своими высказываниями. Их учения, подкрепленные простотой и моральностью, сияли намного ярче по сравнению с напыщенной гордыней и ужасающей аморальностью возвышенного в то время папства.

Именно тогда папы, церковные соборы, теологи, короли, крестоносцы и инквизиторы объединили свои дьявольские силы для того, чтобы уничтожить всякого противника и погасить даже слабейшие лучи занимающегося света. Папа Иннокентий III сначала послал миссионеров в те округа, где укрепились учения альбигенсов, чтобы проповедовать католицизм, делать чудеса и т.д. Но, увидев, что все старания напрасны, он объявил против них крестовый поход, предоставляя всем, кто будет в нем участвовать, прощение всех грехов и немедленный паспорт в небо без прохождения через чистилище. С полной верой в папскую силу даровать обещанные награды, полмиллиона людей (французы, немцы, итальянцы) собрались под знаменем креста на защиту католицизма и искоренения ереси. За этим последовала серия битв и осад, тянувшихся на протяжении двадцати лет. Город Безье был взят приступом в 1209 г ., и, как утверждают некоторые историки, шестьдесят тысяч его жителей, невзирая на возраст и пол, были истреблены мечом. Кровь тех, которые прятались в церквях и были там настигнуты святыми крестоносцами, заливала алтари и текла по улицам.

Лавар был осажден в 1211 году. Губернатора повесили на виселице, а его жену бросили в колодец и забросали камнями. Жители без разбора предавались смерти, четыреста из них были сожжены заживо. Цветущая местность Лангедок была опустошена, ее города сожжены, а ее жители уничтожены огнем и мечом. Предполагают, что сто тысяч альбигенсов погибло за один день. Их тела были собраны вместе и сожжены.

Вся эта кровавая оргия и мерзость совершалась во имя религии: так сказать для Божьей славы и чести церкви. Но в действительности это все предназначалось для поддержки Антихриста, воссевшего в храме Бога [в церкви], выдающего себя за бога (т.е. могущественного), способного завоевать и уничтожить своих врагов. Духовенство благодарило Бога за дело уничтожения, а в честь великой победы под Лавар сочинялись и пелись гимны во славу Бога. Страшная резня в Безье считалась “видимым судом небес” за ересь Альбигенизма. Крестоносцы, присутствуя на утренней литургии, продолжали на протяжении дня опустошать местность Лангедок и убивать жителей.

Однако не следует забывать, что эти открытые крестовые походы против альбигенсов и вальденсов проводились лишь потому, что так называемая “ересь” сильно овладела значительной частью этих общин. Было бы большой ошибкой считать, что крестовые походы были единственными преследованиями: тихое, постоянное раздавливание личностей, составляющих тысячи по всему широкому папскому владению, быстро продвигалось вперед, угнетая святых Всевышнего.

Карл V, император Германии и король Испании и Голландии, преследовал друзей Реформации во всех своих широких владениях. Заручившись поддержкой Вормского парламента, он объявил Лютера, его последователей и его труды вне закона и приговорил всех, кто бы поддерживал Лютера или читал его книги, к конфискации имущества, изгнанию из империи и наказанию за высочайшее предательство. В Голландии последователи Лютера должны были подвергаться обезглавливанию, а женщины закапываться живьем или, при сопротивлении, предаваться огню. Хотя этот массовый закон был приостановлен, смертоносное дело продолжалось во всех его ужасных формах. Герцог Альва хвастался убийством 18 000 протестантов за шесть недель. Паоло исчисляет число убитых из-за религии в Голландии до 50 000. А Гротий дает список 100 000 бельгийских мучеников. Карл, со своим предсмертным вздохом, убеждал своего сына, Филиппа II, довести до конца дело преследования и искоренения ереси, начатое им. Филипп поспешил последовать этому совету. С яростью он поощрял дух преследований, предавая протестантов сожжению без разбора или жалости.

Франциск и Генрих, короли Франции, последовали примеру Карла и Филиппа в их преданности католицизму и искоренению ереси. Резня в Мериндоле, Оранж и Париже является впечатляющей иллюстрацией их преданности делу Антихриста. Мериндольскую резню, спланированную королем Франции и одобренную французским парламентом, было поручено для исполнения губернатору Оппеда. Губернатор должен был уничтожить население, сжечь города и разрушить замки вальденсов, большое число которых проживало в этой местности. Римско-католические историки признают, что в соответствии с этим поручением были вырезаны тысячи мужчин, женщин и детей, двадцать четыре города были разрушены, а местность – опустошена и разграблена. Мужчины, женщины и дети спасались бегством в лесах и горах, но были настигнуты и преданы мечу. Многих, оставшихся в городах, постигла та же или даже худшая участь. Пятьсот женщин были брошены в амбар и подожжены, а когда некоторые прыгали из окон, их встречало острие копья. Женщин насиловали, а детей убивали на глазах родителей, бессильных помочь им. Одних бросали в пропасть, а других тащили раздетыми по улицам.

Резня в Оранж в 1562 году имела такой же характер, как и в Мериндоле, и с точностью описана католическими историками. Итальянская армия, направленная папой Пием IV, получила приказ убивать мужчин, женщин и детей, и этот приказ был исполнен с ужасающей жестокостью. Беззащитных еретиков убивали мечом, сбрасывали со скал, кидали на острия крюков и кинжалов, подвешивали, жарили на медленном огне, подвергали позору и всякого рода мучениям.

Парижская бойня в день Св. Варфоломея, 24 августа 1572 г ., была равной по жестокости, но превзошла по масштабу резню в Мериндоле и Оранж. Это тоже подробно описано католическими историками, один из которых, Туанус, назвал ее “дикой жестокостью, не имеющей аналогов во всей древности”. Звон колокола в полночь 23 августа дал сигнал к уничтожению, и ужасающие сцены Мериндола и Оранж снова разыгрались против ненавистных гугенотов. Карнавал смерти продолжался семь дней. Город плавал в человеческой крови. Двор был забит мертвецами, вид которых доставлял огромнейшее удовольствие королю и королеве. Тело адмирала Колиньи тащили по улицам, а река Сена была покрыта плавающими трупами. Подсчеты числа убитых колебались между 5 000 и 10 000. Дело уничтожения не ограничилось только Парижем, но распространилось широко на всю Францию. Днем раньше особые посыльные были разосланы в каждом направлении с приказом о всеобщем истреблении гугенотов. Те же сцены разыгрались почти во всех провинциях, и число убитых оценивается от 25 000 до 70 000.

Антихристу доставила огромное удовольствие эта ужасающая сцена кровавой бойни. Папа и его двор праздновали победу католицизма над Вальдонизмом в Мериндоле, а нечестивый Оппеда был назван “защитником веры и героем христианства”. Король Франции принял участие в литургии и обратился к Богу с торжественной благодарностью за резню и победу над гугенотами в Париже. К этой бойне, одобренной королем Франции, парламентом и римско-католическими подданными, вероятно, было причастно прямое подстрекательство папы и папской иерархии. О том, что она чрезвычайно одобрялась, свидетельствует хотя бы тот факт, что папский двор принял эту весть с огромным ликованием. Папа Григорий XIII отправился с величественной процессией в церковь Св. Людовика, чтобы воздать благодарность Богу за эту знаменательную победу. Он сразу объявил праздник и послал своего нунция к французскому двору, который от имени папы прославлял “подвиг, так долго планированный и так прекрасно выполненный во благо религии”. Король отчеканил медаль в память о резни со следующей надписью: “ Pietas Excitavit Justiniam ” – “Набожность Побудила Справедливость”.

Папа тоже приказал выпустить памятные медали об этом событии в папском монетном дворе. Одна из них сейчас является экспонатом Memorial Hall в Филадельфии, Пенсильвания. Ее лицевая сторона изображает рельефную фигуру папы и сокращенную надпись “ Gregorius XIII , Pontifex Maximus Аnno I ”, в первый год его правления, т.е. в 1572 г . На обратной стороне изображен карающий ангел, держащий в левой руке крест, а в правой меч. Перед ним – группа гугенотов, мужчин, женщин и детей, падающих и бегущих, чьи лица и фигуры выражают ужас и отчаяние. Под этим находятся слова: “ Ugonottorum Strages 1572 ” , – что означает: “Резня Гугенотов, 1572” .

Картина с изображением Варфоломеевской резни была повешена в Ватикане. Сверху на ней был нарисован свиток с начертанием на латинском языке, слова которого означали: “ Понтифик одобряет гибель Колиньи ”. Колиньи был выдающимся вождем гугенотов и одной из первых жертв. После его убийства ему отрубили голову и послали ее королеве, которая забальзамировала ее и послала в качестве трофея в Рим, а его тело толпа тащила улицами Парижа. Вскоре после этого короля охватили ужасные угрызения совести, от которых он уже никогда не оправился. Известно, что своему личному врачу он сказал по секрету: “Не знаю, что творится со мной, но мой ум и моя плоть словно в лихорадке. Каждую минуту, сплю ли я или нет, мне кажется, будто искалеченные, залитые кровью тела с ужасными лицами предстают передо мною”. Он умер в страшной агонии, покрытый кровавым потом.

В 1641 году Антихрист объявил “войну религии” в Ирландии, призывая ее жителей истреблять протестантов всеми доступными им средствами. Обманутый народ воспринял этот приказ как глас Божий и немедленно приступил к исполнению этого поручения. Протестантская кровь ручьями текла по Ирландии. Дома сжигались дотла, города и села почти исчезли. Некоторых заставляли убивать своих родственников, а потом наложить руки и на себя. Последнее, что они слышали, было уверение священников, что их предсмертная агония – это лишь начало вечных мучений. Тысячи умирали от холода и голода, пытаясь бежать в другие земли. В Каване двенадцатимильная дорога вся была укрыта кровавыми следами раненых беженцев. Во время бегства шестьдесят детей были брошены свирепо преследованными родителями, и было приказано, что всякого, кто окажет любую помощь этим малюткам, следует похоронить рядом с ними. Семнадцать взрослых были заживо похоронены в Фермо и семьдесят два – в Килкенни. Только в провинции Алстер свыше 154 000 протестантов было убито или изгнано из Ирландии.

О'Нил, примас Ирландии, огласил это “набожной и законной войной”, а папа (Урбан VIII) в мае 1643 г . издал буллу, предоставляющую “полное и абсолютное прощение всех грехов” тем, кто принимал участие в “доблестном выполнении своей обязанности в истреблении и полном искоренении заразного влияния еретической эпидемии“.

Инквизиция, или “Священная служба”

Честь изобретения этой дьявольской Инквизиции приписывается Доминику, вдохновителю крестовых походов, хотя Бенедикт, ревностно приписывающий Святому Доминику честь первого Главного Инквизитора, не уверен, кому первому пришла в голову эта идея – папе Иннокентию или Святому Доминику. Впервые она была учреждена папой Иннокентием III в 1204 году н.э.

Святой Доминик был чудовищем, лишенным всякого чувства сострадания. Казалось, что самое огромное удовольствие он находил в сценах пыток и страданий. Во время крестового похода против альбигенсов (с распятием в руках) он вел и подстрекал святых воителей к убийствам и уничтожению. Сегодня Инквизиция, или Священная Служба, является трибуналом римско-католической церкви для обнаружения, подавления и наказания ереси и других нарушений, направленных против церкви Рима.* Но в дни Доминика не было законного трибунала, и орудия пытки еще не были так усовершенствованы, как в более поздние времена. Однако и без подобных механизмов Доминик нашел достаточно средств для пыток, ломая суставы, вырывая нервы, отрывая жертвам конечности и сжигая на костре тех, чье убеждение не смогли поколебать все другие средства, и которые не отказались от своей веры и свободы.

*“Престол св. Петра”, стр. 589.

Уполномоченный папой Иннокентием наказывать конфискацией, изгнанием и смертью еретиков, которые не захотели принимать его евангелие, Доминик убеждал гражданский суд и жителей истреблять еретиков-вальденсов. А однажды он предал сожжению сто восемьдесят альбигенсов. Вот за такую преданность в службе Антихристу он был канонизирован в святые, и сегодня к нему обращены молитвы и поклонение католиков. Католический Требник (что-то вроде Молитвенника), отзываясь о Св. Доминике, превозносит “его заслуги и учения, освещавшие церковь, его изобретательность и добродетель, побеждавшие еретиков Толоссана, и его многочисленные чудеса, доходившие даже до воскрешения мертвых”. Католический Служебник (включающий в себя служение, связанное с отправлением Господней Вечери) восхваляет его заслуги и через его посредничество молит о временной помощи. Так Антихрист поддерживает и чтит своих верных героев.

Невозможно в нескольких словах дать соответствующее представление об ужасах Инквизиции или леденящем страхе, который она внушала людям. Те, которые не восхваляли громко Антихриста или осмеливались критиковать его методы, подозревались в ереси. Таких лиц, без предупреждения или возмещения ущерба, предавали тюремному заключению в темнице на неограниченное время – до подходящего дня для суда (в большинстве случаев ни обвинитель, ни вина не были им известны). Такие судебные разбирательства проводились секретно, а для получения признания часто применялись пытки. Эти пытки были до такой степени ужасны, что ныне, в этот век свободы и в этой свободной стране, почти невозможно в них поверить. Однако их реальность подтверждена доказательствами, которые даже католические историки не могут отрицать, а их бесполезные попытки извиниться за них лишь подтверждают это доказательство. Орудия пытки, реликвии Инквизиции существуют до сих пор, что делает отрицание бесполезным. “Священная Служба” даже нанимала врачей наблюдать за ходом пыток и прекращать их, когда смерть, казалось, вот-вот освободит мученика. Жертве позволялось частично отойти, чтобы ее можно было пытать второй и третий раз. Эти пытки не всегда носили характер наказания за ересь: в основном их цель заключалась в том, чтобы заставить обвиняемого признаться, отречься или втянуть других – в зависимости от случая.

Даже в нынешнем веке, когда Инквизиция утратила огромную часть своих ужасов, она и далее была внушающей страх. Историк войн Наполеона, описывая взятие Толедо его армией, между прочим упоминает открытие тюрьмы Инквизиции. Он говорит:

“Казалось, открылись могилы. Бледные фигуры, словно духи, выходили из темниц, от которых несло могильным смрадом. Большие бороды, свисающие на грудь, и ногти, напоминающие птичьи когти, обезображивали скелеты, которые задыхающейся грудью хватали (первый раз за много лет) чистый воздух. Многие из них превратились в калек, с согнутой вперед головою и руками, висящими неподвижно и беспомощно. Их держали в таких низких подземельях, что там невозможно было выпрямиться. И вопреки всем заботам [военных] врачей, многие из них умерли в тот же день. На следующий день генерал Ласаль в сопровождении нескольких офицеров из своего окружения тщательно исследовал это место. Даже людей, которые привыкли к полям сражений, привело в ужас количество механизмов для пыток”.

“В глубине подземного склепа, прилегающего к уединенному залу для допросов, стояла деревянная фигура, сделанная руками монахов. Она представляла Деву Марию. Позолоченный ореол окружал ее голову, а в правой руке она держала знамя. С первого взгляда все заподозрили, что, несмотря на шелковое одеяние, спадающее с обеих сторон широкими складками с ее плеч, на ней есть что-то вроде панциря. При более внимательном осмотре оказалось, что передняя часть тела полностью утыкана чрезвычайно острыми гвоздями и маленькими узкими ножами, острия которых направлены к тому, кто на нее смотрит. Кисти и руки были соединены, и механизм сзади запускал фигуру в действие. Одного из служителей Инквизиции, по приказу генерала, заставили включить машину (как он ее назвал). Когда фигура протянула свои руки, как бы стремясь прижать кого-то с любовью к своему сердцу, набитый ранец польского гренадера заступил место живой жертвы. Статуя сжимала его сильнее и сильнее, а когда служитель, согласно приказу, заставил фигуру разжать свои руки и вернуться в прежнее положение, ранец был продырявлен на глубину двух или трех дюймов, и оставался висеть на остриях гвоздей и ножей”.

Для пыток были изобретены разного рода “дыбы”. Один из простейших методов выглядел примерно так: жертве, раздетой полностью, связывали руки за спину крепкой веревкой, которой она, с помощью лебедки, подымалась вверх. К ногам был прицеплен груз. Мученика несколько раз бросали и подымали резкими движениями, от чего выворачивались суставы его рук и ног, а веревка, связывающая его, врезалась в дрожащее тело до самых костей.

Недавно вниманию общественности было предоставлено напоминание о таком насилии во имя Христа. Не имея достаточно места, издательская контора Библейского общества в Риме взяла в аренду просторную комнату недалеко от Ватикана. Огромное и необычное кольцо на потолке обратило на себя внимание, и обследование показало, что комната, в которой они теперь занимались печатанием Библии (“меча духовного, которым есть Слово Божие”, с помощью которого Антихрист становился все более “ бессильным ” в подавлении и угнетении святых), это та же самая комната, которую Инквизиция когда-то использовала в качестве комнаты для пыток. Кольцо лебедки, вероятно, применялось для пыток многих несчастных мучеников с кляпом во рту.

Обвиняемые в ереси иногда были приговорены к так называемому “Акту Веры”. Церковные власти передавали подсудимого светским властям, тогда как духовенство, с притязаниями на милосердие, умоляло суд проявить сострадание к подсудимому, и, держа вверху крест, просило жертву отречься и спасти свою настоящую и будущую жизнь. Судьи хорошо знали свою роль и не оказывали милосердия никому, кроме отрекшихся, таким образом получая блаженства и титулы “Защитников Веры” и “Истребителей Еретиков”. Осужденного “еретика”, одетого в желтую накидку с рисунками псов, змей, пламени и демонов, приводили к месту казни, привязывали к столбу и предавали огню.

Торквемада, еще один известный Главный Инквизитор, предоставил примечательную иллюстрацию духа Антихриста. Римско-католические писатели предполагают, что благодаря ему десять тысяч двести двадцать (10 220) людей, мужчин и женщин, были сожжены заживо. Лоренте, который три года был Генеральным секретарем Инквизиции и имел доступ ко всем документальным доказательствам, в своих Рапортах, опубликованных в 1817 г . (в 4-х томах), показывает, что с 1481 до 1808 г .г., по приказу этой самой Инквизиции, не менее чем 31 912 людей были сожжены заживо и почти 300 000 были подвергнуты пыткам и осуждены к отбыванию наказания. Каждая католическая страна Европы, Азии и Америки имела свою собственную Инквизицию.

Мы не в состоянии здесь проследить всех преследований Антихриста, связанных с реформами, свободой совести или политической свободой. Достаточно сказать, что эти преследования почувствовала каждая страна, где папство занимало прочное положение: Германия, Голландия, Польша, Италия, Англия, Ирландия, Шотландия, Франция, Испания, Португалия, Абиссиния, Индия, Куба, Мексика и некоторые государства Латинской Америки. Здесь не хватит места, чтобы описать отдельные случаи, доказывающие, что многие мученики были истинными святыми и героями. Даже в самых страшных мучениях у них было достаточно благородства и силы, чтобы, медленно умирая, петь гимны хвалы и благодарности истинному Главе истинной Церкви и, как Он, молиться за своих врагов, которые, как Он предсказал, преследовали их ради Него.*

*Желающим более подробно узнать об этих ужасных временах и событиях мы советуем следующую литературу: “История Англии” Мекоули, “Республика Голландия” Матлея, “История Реформации” ДеОбиньи, “Восемнадцать Веков Христианства” Уайта, “Католицизм” Эллиота и “Книга Мучеников” Фокса.

По этой же причине мы не будем вдаваться во все подробности страшных, отвратительных и ужасающих пыток, которым подвергались некоторые из Господних жемчужин из-за верности своим убеждениям. Согласно мнению занимавшихся исследованием этого вопроса, папство на протяжении последних тринадцати столетий прямо или косвенно причинило смерть пятидесяти миллионам людей . И можно с уверенностью сказать, что использовалась вся человеческая и сатанинская изобретательность, чтобы придумать новые и ужасные пытки для политических и религиозных противников Антихриста. Последние (еретики) преследовались с десятикратным неистовством. Кроме привычных форм преследования и смерти (когда поднимали на дыбу, сжигали, топили, закалывали, морили голодом, убивали из лука или иного оружия), бесчеловечные существа ломали головы, как задеть самые деликатные и чувствительные органы, склонные к самой мучительной боли. Расплавленный свинец наливали в уши; отрезали языки и наливали в рот свинец; сооружали колеса с ножевыми лезвиями, чтобы жертву можно было постепенно резать на куски; к чувствительным частям тела применяли раскаленные клещи и щипцы; выбивали глаза; раскаленным железом срывали ногти с пальцев; в пятах сверлили дыры, за которые жертвы подвешивались; некоторых заставляли прыгать с высоты на длинные клинья, где, корчась от боли, они постепенно умирали; в рот насыпали порох, который, взрываясь, разносил их головы на куски; некоторые были разбиты вдребезги на наковальне; других надували кузнечными мехами, пока они не лопались; остальные были удушены отрубленными частями собственного тела, мочой или экскрементами, и т.д., и т.п.

В эти ужасные зверства было бы невозможно поверить, если бы их подлинность не была точно установлена. Они показывают, к какой страшной порочности может опуститься человеческое сердце, и какими слепыми к праведности и всякому доброму инстинкту могут стать люди под влиянием фальшивой, поддельной религии. Дух Антихриста привел в упадок и испортил мир, также как Духу истинного Христа, власти и влиянию истинного Божьего Царства следовало поднимать и облагораживать сердца и дела людей – и как это действительно будет происходить на протяжении Тысячелетия. Это до некоторой степени можно увидеть в прогрессе цивилизации и в росте справедливости и милосердия – с тех пор, как сила Антихриста начала ослабевать, а люди начали, хотя бы немного, слушать и обращать внимание на Божье слово.

Действительно, трудно придумать лучший способ для обмана и угнетения человечества. Использовалась каждая порочная склонность и слабость падшего человека. Возбуждалось и поощрялось всякое низменное пристрастие, а удовольствие от него вознаграждалось. Таким образом, все порочные люди привлекались и принимались в ряды приверженцев, тогда как более благородные притягивались с помощью других средств: поверхностного и лицемерного вида благочестия, самоотречения и милосердия, проявляемых монашескими институциями, на самом деле служащих лишь для того, чтобы многих увести подальше от путей добродетели. Беспутные и легкомысленные нашли огромное удовольствие в процессиях и показах, в напыщенности и церемониях; инициативные и рыцарственные – в миссиях и крестовых походах; расточительные – в индульгенциях; жестокие фанатики – в мерах для подавления противников.

В ужасе и удивлении мы спрашиваем себя: как цари, князья, императоры и весь народ позволяли на подобные зверства? Почему они давно не восстали и не свергли Антихриста? Ответ находится в Писании (Отк. 18: 3). Народы были пьяны (притуплены), они потеряли свои чувства, употребляя смешанное вино (смесь ложных и истинных учений), данное им отступнической церковью. Они были обмануты притязаниями папства. И, по правде говоря, они все еще не до конца пробудились от своего оцепенения. Ведь хотя послы царей, падая перед папой, не обращаются к нему, как в старину: “Агнец Божий, который берет на себя грех мира”, – и не считают его “Богом, имеющим силу над всем, что на небе и на земле”, однако им все еще далеко до осознания истины – что папство было и есть сатанинской подделкой истинного Царства.

В то время как цари и воины уже устали от такого бесчеловечного занятия, со священной (?) иерархией все обстояло по-другому. Мы видим, как Вселенский Собор в Сиене, 1423 г . н.э., заявил, что виною распространения ереси в разных частях мира является небрежность инквизиторов – в оскорбление Богу, во вред католицизму и на погибель душ. Князей увещевали, милостью Божьей, искоренять ересь, если они желают избежать божественного возмездия, а всем, кто примет участие в деле уничтожения или предоставит оружие для этой цели, даровались бессрочные индульгенции. Эти указы оглашались в церквях каждую субботу. И немало римско-католических теологов и историков использовало свое перо для низменного дела оправдания, поощрения и восхваления преследований ереси. Беллармин, например, заявляет, что “апостолы воздерживались от призыва к мирскому оружию лишь потому, что в их дни не было христианских правителей”. Доктор Денс, известный римско-католический теолог, опубликовал в 1758 году теологический труд, который сегодня среди папистов считается авторитетным нормативным источником, особенно в их колледжах, где он классифицируется так же, как труд Блэкстоуна об английском гражданском законодательстве. Весь этот труд пропитан духом преследования. Он осуждает покровителей ереси к конфискации имущества, изгнанию из страны, тюремному заключению и смертной казни без права на христианские похороны.

Одно из одобренных проклятий против протестантов, напечатанное в Римском Обряднике, звучит так:

“Пусть Всемогущий Бог и все Его святые проклянут их проклятием, которым проклинаются дьявол и его ангелы. Пусть они будут уничтожены с земли живущих. Пусть ужаснейшая смерть постигнет их, и пусть они сойдут живыми в бездну. Пусть их семя будет уничтожено с лица земли – в голоде, в жажде, в наготе и во всех бедствиях пусть погибнет оно. Пусть их постигнет всякое несчастье, мор и мучение. Пусть все они будут прокляты. Всегда и везде пусть они будут прокляты. В речи и в молчании пусть они будут прокляты. Внутри и извне пусть они будут прокляты. С головы до ног пусть они будут прокляты. Пусть их глаза ослепнут, пусть их уши оглохнут, пусть их уста онемеют, пусть их язык прилипнет к их нёбу, пусть их руки ослабнут, а их ноги не ходят. Пусть все члены их тела будут прокляты. Пусть они будут прокляты стоя или лежа отныне и во веки, и так пусть погаснет их свеча перед лицом Божьим в день суда. Пусть их похороны будут вместе с собаками и ослами. Пусть голодные волки съедят их трупы. Пусть дьявол и его ангелы будут их товарищами вовеки! Аминь, Аминь! Этому быть, пусть так и будет!”

Это – дух папства. Все, обладающие духом истинного Христа, должны легко распознать такую низменную подделку.

Так как заблуждения в доктрине лежат в самой основе всех заблуждений поведения, то нет сомнения, что, появись благоприятные обстоятельства опять, злой дух и злые плоды все тех же неизменных доктрин вскоре снова проявились бы в подобной несправедливости, в подобном угнетении, суеверии, невежестве и преследовании. И не пренебрегалось бы никакими средствами для восстановления, поддержки и распространения подложного Божьего Царства. Как доказательство этого, позвольте нам привести несколько случаев, на которые мы недавно обратили внимание:

7 Августа 1887 года в Ахуехуетитлане (Гуерерро, Мексика) местный протестантский миссионер по имени Авраам Гомез и два помощника были хладнокровно убиты местными жителями по подстрекательству римско-католического священника, отца Вергара, который за день до этого, во время литургии, подстрекал своих людей “сделать пример из посланца сатаны”, пришедшего к ним, добавляя, что они могут спокойно “убить” его, рассчитывая на защиту начальника полиции и самого священника. Слово священника было законом и для этих темных людей, и для гражданских властей. Искалеченное тело бедного миссионера, расстрелянное и расчлененное на куски, тащили по улицам и подвергали всем видам надругательств, как предупреждение для других . Такое нельзя оправдать.

Когда Нью-йоркская “ Independent ” обратила внимание на эту кровавую бойню, следующее возражение появилось в “ Freeman ” – влиятельном Нью-йоркском римско-католическом журнале:

“Они [протестантские миссионеры] видят, как честные люди стают на колени при звуке Ангелус в честь Благовещения и Воплощения. Они говорят, что Библия вскоре сметет подобные “суеверия”. Свеча горит перед иконой Матери Божьей. “Ха, – кричит миссионер, – мы вскоре научим погруженных во мрак разрушить этот символ!” – и так далее. Если убийство нескольких миссионеров такого рода заставит остальных сидеть дома, то мы почти вынуждены (мы, паписты, такие злые!) сказать: “Танцуйте, пусть радость будет безграничной”.

Служитель по имени К.Г. Моуле рассказывает тягостную историю, которая обошла всю прессу, о преследовании (в Мадейра) Роберта Келли и тех, кто был им обращен. Они, вместе со своими детьми (около тысячи людей), были изгнаны в наказание за то, что приняли крошку истины.

В так называемой “Протестантской Пруссии” пастор Туммель был арестован за “оскорбление Римско-католической церкви”. Он опубликовал брошюру, критикующую папство, где одним из “оскорбительных” замечаний было то, что папство – это отступничество, “возведенное на суеверии и идолопоклонстве”.

Недавно между Пруссией и Испанией велся спор о Каролинских островах, и папа принял на себя роль арбитра, судьи, чтобы решить его (многое в этом напоминает его прежнюю власть и политику как арбитра или верховного судьи народов). Папа решил вопрос в пользу Испании. Испания сразу отправила военный корабль с пятьюдесятью солдатами и шестью священниками. К их прибытию мистер Доанэ, американский миссионер, был арестован и изолирован от всех своих обращенных без какой-либо причины, кроме его отказа отдать в руки священникам его миссионерскую работу и имущество. Поскольку острова уже принадлежат Испании, а Испания принадлежит папе, никакая кроме папской религии не могла быть терпима.

Один джентльмен, бывший католик и друг автора, говорит, что недавно, во время путешествия по Латинской Америке, его забросали камнями, и он был вынужден спасать свою жизнь бегством лишь потому, что не снял шляпы и не стал на колени вместе с толпой, когда по улицам шли римские священники, несущие распятие и гостию. Подобный случай, когда трое американцев за подобное оскорбление были избиты священниками, окружены толпой и арестованы полицией в городе Мадриде, Испания, без сомнения еще свеж в памяти тех многих, кто читает ежедневную прессу.

“The Converted Catholic ” (“Обращенный Католик”) приводит цитату из “ Watchman ” (“Страж”), римско-католического издания в Сент-Луис, штат Миссури:

“Протестантизм! Мы бы волочили его и четвертовали! Мы бы сажали его на кол и вешали для вороньего гнезда. Мы бы рвали его щипцами и жгли каленым железом! Мы бы наполняли его растопленным оловом и топили в адском огне, сто сажень глубиной”.

Учитывая прошлое, целиком возможно, что с таким духом, если бы была власть, издатель “Watchman” вскоре направил бы свои угрозы не только в адрес “Протестант- изма ”, но и протестантов.

Недавно в Барселоне, Испания, по приказу правительства было сожжено огромное число Библий – конечно при подстрекательстве церкви Рима. Следующая цитата, переведенная из “Catholic Banner” ( “Католическое Знамя” ), здешнего папского печатного органа, показывает, что оно одобрило и высоко оценило этот поступок.

“Спасибо Богу, что мы, наконец, возвратились к тем временам, когда распространяющих еретические учения наказывали примерным наказанием. Священный трибунал инквизиции должен вскоре быть восстановлен. Его господство будет еще величественнее и плодотворнее, чем в прошлом. Наше католическое сердце переполняют вера и энтузиазм, и даже не возможно себе представить, какую чрезмерную радость мы чувствуем, начиная собирать плоды нашей нынешней кампании. Каким приятным будет для нас тот день, когда увидим всех, сопротивляющихся духовенству, корчащимися в пламени инквизиции”.

Подстрекая к новому крестовому походу, то же издание говорит:

“Мы считаем правильным опубликовать имена тех святых мужей, руками которых было наказано столько грешников, чтобы добрые католики могли чтить их память:

От рук Торквемады –

Мужчины и женщины, сожженные живьем ....................................... 10 220

Сожженные символически ........................................................................ 6 840

Осужденные к другим наказаниям ........................................................ 97 371

От рук Диего Деза –

Мужчины и женщины, сожженные живьем ......................................... 2 592

Сожженные символически ........................................................................... 825

Осужденные к другим наказаниям ........................................................ 32 952

От рук кардинала Хименеза де Киснероса –

Мужчины и женщины, сожженные живьем ......................................... 3 564

Сожженные символически ........................................................................ 2 232

Осужденные к другим наказаниям ........................................................ 48 059

От рук Адриана Флорентийского –

Мужчины и женщины, сожженные живьем ......................................... 1 620

Сожженные символически ........................................................................... 560

Осужденные к другим наказаниям ........................................................ 21 835

——————————————

Общее число мужчин и женщин, сожженных живьем под

руководством 45 святых Генералов-инквизиторов ............................ 35 534

Всего сожженных символически ............................................................ 18 637

Всего приговоренных к другим наказаниям ...................................... 293 533

Итого ............................................................................................................ 347 704

Папское Тысячелетие

Как истинное Царство истинного Христа должно длиться тысячу лет, так и папская подделка смотрит на период своего величайшего расцвета, начавшегося в 800 г . н.э. и закончившегося на заре этого века, как на осуществление Тысячелетнего царствования, предсказанного в Отк. 20. А период (с тех пор), когда папство постепенно теряло всю свою светскую власть, пережило многочисленные унижения со стороны народов, когда-то его поддерживавших, и в значительной степени лишилось территорий, доходов и свобод, так долго бывших предметом его притязания и обладания, паписты считают “малым временем” (Отк. 20: 3, 7, 8) при конце Тысячелетия, на протяжении которого сатана должен быть выпущен.

Даты, определяющие начало и конец папского Тысячелетия невежества, суеверия и обмана, точно показаны историей. Вот как отзывается римско-котолический писатель* о начале этой религиозной империи: “Коронация папой Леоном Карла Великого на императора Запада, 800 г . н.э., была действительно началом Священной Римской Империи”.**

*“Престол св. Петра”.

**Священная Римская Империя ” – титул огромной политической институции Средневековья. Ее начало лежит в Карле Великом. “ Universal History” Фишера, стр. 262, описывает это следующим образом: “Теоретически, это был союз светской державы и светской церкви – нераздельной общины под императором и папой, ее главами (светским и духовным), назначенными с неба [?]”. Следовательно, с того времени, как папы, вместо Христа, помазывали императоров, они стали ее действительными главами.

Хотя папство, как религиозная система, было организовано задолго до этого, и даже “утвердилось” в светской власти в 539 г . н.э., однако именно Карл Великий был первым, кто действительно даровал светскую власть папе и формально признал ее. Как Карл Великий был первым императором над “Священной Римской Империей” ( 800 г . н.э.), так Франциск II был последним, кто добровольно поступился этим титулом ( 1806 г . н.э).*** Как до 800 г . папство поднималось при поддержке Римского “зверя” (народа) и его “рогов” (властей), так с 1800 года оно постепенно лишалось светской власти над царями и народами и было разорвано и разграблено теми, кто когда-то поддерживал его (Отк. 17: 16, 17). Сегодня папство, хотя и дальше окруженное почестями и по-прежнему имеющее широкое влияние на сознание людей, оплакивает свою потерю всего того, что относилось к светскому правлению.

***”Битвы под Маренго, 1800 г ., и под Аустерлицом, 1805 г ., дважды заставили Германию лежать у ног Наполеона. Основным результатом последнего поражения было установление Рейнской Конфедерации под протекторатом французского правителя. Это событие положило конец старой германской или [ Священной ] Римской Империи , существовавшей тысячу лет”. “Universal History” Уайта, стр. 508.

Внимательный исследователь заметит четыре более или менее четко обозначенных периода в развитии и возвышении Антихриста, и такое же число, четко обозначающее его падение.

Четыре даты его развития:

1. В дни ап. Павла, около 50 г . н.э., зарождение тайно действующей беззаконной амбиции, было началом.

2. Папство, “Человек Греха”, было организовано как иерархия – т.е. церковь приняла организованную форму, а папы стали признаваться главами, представляющими Христа и царствующими над церковью и народами – постепенно, начиная с 300 г . до 494 г . н.э.*

*Папство долго боролось за власть главы церкви и постепенно получило признание и господство. То, что это господство стало общепризнанным около 494 г . н.э., четко показано католическим автором “Престола Св. Петра” , стр. 128. После детального описания признаний римского епископа – верховного понтифика – разными соборами, епископами, императорами и т.д., он подводит следующий итог:

“Эти слова написаны еще в 494 году нашего Господа... В общем, с вышеуказанного достоверного доказательства понятно, что главенство Престола Св. Петра [епископства Рима] так усилилось в пятом столетии, что папа стал общепринятым центром христианского единства – Верховным Правителем и Учителем Божьей церкви, Князем Епископов, Окончательным Арбитром в обращениях по церковным вопросам со всех частей мира, а также Судьей и Председателем Вселенских Соборов, которыми он руководил с помощью своих легатов”.

3. Дата, когда папы начали обладать гражданской властью и силой, как дальше будет показано, – это 539 г . н.э. (том III, глава3).

4. Период возвышения, 800 г . н.э., когда, как уже показано, была сформирована “Священная Римская Империя”, а папа, короновав Карла Великого на императора, был признан Царем над царями, Императором над императорами, “еще одним Богом на земле”.

А вот четыре периода падения папского влияния:

1. Период Реформации, который, можно сказать, начался около 1400 г . трудами Виклифа, а затем – Гуса, Лютера и других.

2. Период успеха Наполеона, падение пап и окончательная потеря титула “Императора Священной Римской Империи” Франциском II, 1800- 1806 г . г. н.э.

3. Полное отвержение папы, как правителя над Римом и так называемыми папскими округами Италии, его подчиненными и королем Италии в 1870 году, из-за чего Антихрист остался без малейшей светской власти.

4. Окончательное искоренение этой поддельной иерархии при завершении “дня гнева” и суда уже началось, и закончится, как мы показали в главе “Времена Язычников”, вместе с 1914 г . 1

1 Смотри “Предисловие Автора” (1916 год), стр. ... .

Есть ли повод для сомнения?

Мы проследили поднятие Антихриста из отступничества, или “отступления” в христианской церкви. Мы услышали его богохульные притязания на роль Царства Христа, и что его папа – Наместник Христа, “еще один Бог на земле”. Мы услышали его надутое пустословие богохульства, присваивающее себе титулы и полномочия, принадлежащие истинному Господу господ и Царю царей. Мы увидели, как ужасно он осуществил пророчество: “Будет... угнетать святых”. Мы увидели, что истина, сокрушенная и искаженная, была бы полностью погребена под заблуждением, суеверием и обманом духовенства, если бы Господь в надлежащий момент не предотвратил этого, подняв реформаторов, тем самым помогая Своим святым, как написано: “И разумные из народа вразумят многих, хотя будут несколько времени страдать от меча и огня, от плена и грабежа. И во время страдания своего будут иметь некоторую помощь” (Дан. 11: 33, 34).

Учитывая все эти свидетельства, есть ли повод для сомнения в том, что именно о папстве одухотворенно писали апостолы и пророки, детально описывая его характерные черты? Мы считаем, что в каждом беспристрастном уме не должно остаться ни малейшего сомнения в том, что папство является Антихристом, “Человеком Греха”, и что ни одному человеку не под силу исполнить эти предсказания. Не имеющий аналогий успех папства в качестве подделки Христа, обманывающей весь мир, полностью исполнил предсказание нашего Господа, данное после упоминания о собственном отвержении: “Если иной придет [хвастливо] во имя свое, его примете ” (Иоан. 5: 43).

Несомненно, многие с удивлением заметят, что в нашем исследовании этого вопроса мы в основном избегали упоминать личные злодейства и ужасные аморальности самих пап и других чиновников, а также темные дела “ целесообразности ”, совершаемые иезуитами и другими тайными орденами, которые проводили разного рода сыскные работы для папства. Мы сознательно пропустили их не потому, что они неправдивы, поскольку даже сами римско-католические писатели признают многое из них, но потому, что линия нашего доказательства не требует этих свидетельств. Мы показали, что папская иерархия (даже если бы она состояла из наиболее моральных и справедливых людей – что, как свидетельствует вся история, совсем не так) является “Человеком Греха”, Антихристом, искажением и подделкой Тысячелетнего Царства Христа, искусно устроенной для того, чтобы обманывать.

Слова Мекоули, английского историка, служат доказательством того, что некоторые, не имеющие особого пророческого света, в состоянии видеть удивительную систему папства, подделку самой удивительной из всех систем – будущего Божьего Царства.

Он говорит:

“Невозможно отрицать, что форма правления церкви Рима является шедевром человеческой [мы бы сказали сатанинской] мудрости . Фактически, при таком противостоянии ничто, кроме такой формы правления, не смогло бы удержать такого рода учения. Опыт двенадцати насыщенных событиями столетий, изобретательность и терпеливая забота сорока поколений правителей, довели эту систему до такого совершенства, что среди изобретений политического рода она занимает главенствующее место”.

Полный конец Антихриста

Мы проследили путь папства до настоящего времени, до Господнего Дня – времени присутствия Еммануила. Этот “Человек Греха” развивался, сделал свое ужасное дело и был поражен мечом Духа – Божьим Словом. Дух Христовых уст сделал его бессильным для открытого и широкого преследования святых, несмотря на то, как сильно он этого желал бы. И теперь спрашиваем: что дальше? Что говорит апостол о конце Антихриста?

Во 2 Фес. 2: 8-12 апостол Павел говорит об Антихристе: “Которого Господь Иисус убьет духом уст Своих и истребит явлением присутствия Своего ”. Свет истины должен коснуться каждого вопроса. Показывая правду и несправедливость, он приведет к великой борьбе между этими принципами и между человеческими представителями каждого из них, вызывая великое время скорби и гнева. В этой борьбе несправедливость и зло падут, а добро и истина – восторжествуют. Среди остальных зол, которым ныне предстоит окончательное и полное уничтожение, находится Антихрист, с которым более или менее прямо связано почти всякое зло, теоретическое или практическое. Именно это яркое сияние, этот солнечный свет от присутствия Господа вызовет “день скорби”, по причине которого и в котором Антихрист и всякая злая система будут уничтожены. “Которого присутствие [в то время будет сопровождаться] по действию сатаны [сатанинской энергией и деятельностью]... с всякою силою и знамениями и чудесами ложными, и со всяким неправедным обольщением погибающих за то, что они не приняли любви истины для своего спасения. И за сие пошлет им Бог действие заблуждения, так что они будут верить лжи. Да будут осуждены все, не веровавшие истине, но возлюбившие неправду”, как недостойные участия в Тысячелетнем Царстве в качестве сонаследников с Христом.

Эти слова, как мы понимаем, означают, что во время присутствия Господа (в настоящее время – от 1874 г .) с помощью этой системы Антихриста (одного из основных орудий сатаны для обмана и контроля над миром), как и с помощью всех остальных его орудий, дьявол будет оказывать самое отчаянное сопротивление новому порядку вещей, близкому к установлению. Он будет использовать каждое малейшее обстоятельство и всю унаследованную немощность и эгоизм человеческого рода, чтобы в этой окончательной борьбе их сердца, руки и пера ополчились против свободы и полного света истины. Появятся предубеждения, которые при полном понимании истины не смогли бы существовать. Будет пробуждено неистовое рвение, и будут созданы союзы приверженцев, что станет причиной обмана и заблуждения многих. И все это случится не потому, что Бог недостаточно открыл истину для указания пути всем полностью посвященным, но потому, что все обманутые не были достаточно усердны в поисках и использовании истины, предусмотренной как “пища вовремя”. Таким образом, станет очевидным, что класс заблудших не принял истины из любви к ней , а лишь по обычаю, формально или из-за страха. Апостол как бы уверяет, что в этой окончательной смертельной битве Антихриста (даже если будет казаться, что с помощью новых уловок, обманов и комбинаций он опять набирает в мире силу) истинный Господь земли, Царь царей, во время Своего присутствия, будет побеждать и, в конце концов, в великом времени скорби полностью упразднит Антихриста и уничтожит навсегда его силу и обман.

Как именно будет выглядеть эта завершающая битва, нам остается лишь предполагать на основе ее символических иллюстраций, предоставленных в Откровении. Мы ожидаем постепенного формирования по всему миру двух больших партий, от которых верные, побеждающие святые будут стоять поодаль. Эти две большие партии будут состоять с одной стороны из социалистов, свободомыслящих, атеистов, недовольных и истинно любящих свободу, чьи глаза начинают открываться на все то, что касается неправильного политического и религиозного руководства, а также деспотизма. По другую сторону постепенно соберутся противники человеческой свободы и равенства – императоры, цари, аристократы, а в полном согласии с ними будет подделка Христова Царства, Антихрист, поддерживающий земных гражданских деспотов и поддерживаемый ими. Еще мы ожидаем, что политика Антихриста нечто изменится и станет более мягкой, чтобы попытаться снова завоевать симпатию и выгодное сотрудничество (но не действительный союз) со сторонниками крайних взглядов всех протестантских вероисповеданий, которые даже теперь страстно желают номинального объединения друг с другом и с Римом, забывая при этом, что единственным и истинным союзом может быть тот, который рожден и удерживается истиной, а не догмами, договорами и законами. Хотя такое сотрудничество между протестантами и католиками может некоторым показаться невероятным, мы видим безошибочные знаки его скорого приближения. Его поторапливает тайная деятельность папства среди своих людей, когда политикам, желающим сотрудничать с папством, содействуют в достижении высокого положения в правительственных кругах.

Вскоре можно ожидать законов, с помощью которых личная свобода будет ограничиваться под предлогом необходимости и общественного благополучия, пока шаг за шагом не придется сформировать некоторые “ простые законы религии ”. Вот так церковь и государство до определенной степени могут объединиться в управлении Соединенными Штатами Америки. Эти законы, простые настолько, чтобы подойти ко всем так называемым “ ортодоксальным ” (т.е. популярным) религиозным взглядам, будут рассчитаны на то, чтобы подавить и предотвратить дальнейшее развитие в благодати и в знании нынешней “пищи во время”. Предлогом, вероятно, будет защита от социализма, неверия и политического взрыва низших и независимых классов.

Очевидно, в ближайшем будущем, как часть его скорби (и даже до того, как вся суровость великой скорби этого “дня гнева” разразится на весь мир и снесет все общественное строение земли, подготавливая к новому и лучшему строю, обещанному при истинном Христе), будет суровый час испытания и пробы посвященной Церкви, очень напоминающий то, что было в дни триумфа папства. Только в наши дни методы преследования будут более утонченными, отвечая более цивилизованным методам нашего времени. Клинья, клещи и дыбы примут больше вид сарказма и угроз, ограничения свободы, общественного, финансового и политического бойкота. Но об этом и о новых комбинациях, которые Антихрист предпримет в этой последней борьбе против установления истинного Тысячелетнего Царства, подробнее вскоре.

Завершая эту главу, мы хотим еще раз подчеркнуть нашим читателям тот факт, что папство является Антихристом не по причине его моральных отклонений, а потому, что оно – подделка истинного Христа и истинного Царства. Именно из-за непонимания этого факта многие протестанты обманом будут вовлечены в сотрудничество с папством против истинного Царя Славы.